Вт, 21.08.2018, 15:25
Приветствую Вас Гость | RSS

  • такие разные лица (57)
    [Планета людей]
  • Средняя Азия, Ближний Восток в древности (37)
    [Истоки]
  • С Днем рождения, Лучия (10)
    [С улыбкой]
  • психология собственника (0)
    [Яблочко от яблоньки]
  • Не бойтесь Бога (49)
    [Идея]
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 5 из 5
    • «
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    Ракурсы » Вселенная » Следы звезд » Русский космизм
    Русский космизм
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:40 | Сообщение # 81
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Эпидемии коллективных убийств хорошо развиваются на любой почве: военной, политической, религиозной и т. д.
       Стоит ли нам подробно останавливаться на войнах – этих эпидемиях массовых убийств? Достаточно взглянуть на наши синхронистические таблицы, чтобы убедиться в достаточно строгом распределении военных движений во времени в связи с периодическими колебаниями в солнцедеятельности. Но войны обычно представляют собою явление затяжное и длятся по нескольку лет, а иногда и десятилетий, например тридцатилетняя, столетняя войны и др. Поэтому представляется интересным выяснить вопрос о том, в какие моменты та или иная война достигала наибольшего ожесточения, что могло выразиться в ожесточенных и кровопролитных сражениях.
        Что представляют собою эти кровавые гекатомбы, практикуемые периодически самыми цивилизованными народами, как не острый эпидемический взрыв массового безумия, массового исступления! Тот, у кого хватит воображения, пусть представит себе картину штыковой атаки, кавалерийской рубки, морского боя. Художники слова и психологии неоднократно пытались выразить это явление в красноречивых образах. Вряд ли они в этом отношении достигли успеха. Во время сражения поведение человека далеко превосходит всякое человеческое воображение: ни один дьявол не мог бы выдумать тот ад, который создан и возвеличен человеком!
        Большинство военных действий, которые когда-либо вело человечество, носят на себе печать известной искусственности, как бы стихийно они ни проявлялись впоследствии. В этом отношении они самым резким образом отличаются от движений революционных, которые принято считать явлениями стихийными. В самом деле, хотя и в военных и в революционных движениях мы видим несомненный элемент организованности, но в первых он присутствует в несравненно большей степени, чем во вторых. Этот факт накладывает определенную печать на распределение тех и других движений во времени. В то время как революционные движения как движения стихийные по преимуществу в большинстве случаев стремятся очень точно совпадать с годами максимумов солнцедеятельности, войны могут значительно уклониться в ту или другую сторону от данной закономерности. И хотя это уклонение в некоторых случаях достигает весьма значительных размеров и искажает общую схему распределения массовых движений во времени, все же представляется возможным и небезнадежным обнаружить роль космического фактора на течении военного движения, что хорошо выражается в возрастании или падении его интенсивности или напряженности и в других различных колебаниях, которые оно претерпевает. Если бы мы могли то или иное явление войны выразить в цифрах, мы получили бы самый надежный критерий для суждения. Но так как такое выражение в преобладающем большинстве случаев не может быть дано, мы должны ограничиться некоторыми общими, но в то же время и достаточно вескими признаками. Я имею в виду моменты максимальных напряжений в военных действиях – решительные сражения. Как распределяется это явление во времени?
    Таблица 30


       Остановим наше внимание хотя бы на какой-нибудь одной исторической эпохе, допустим древнейшей. Я умышленно выбрал именно древнюю эпоху, исходя из следующих соображений: от древности к нам дошло лишь то, что было безусловно главнейшим и решительным для жизни государств античного мира. Это первое. Вторым мотивом является то, что если в распределении важнейших битв в древнем мире и существует закономерность, так или иначе связанная с солнцедеятельностью, то эта закономерность должна проявиться наиболее отчетливо, ибо все мелкие или менее важные столкновения народов не будут мешать проявлению той закономерности, которая нас интересует. В-третьих, начиная с V в. до н. э. исторические даты греческой и затем римской истории могут быть признаны более или менее достоверными, и, в-четвертых, о датах солнцедеятельности за время до н. э. мы не имеем решительно никакого представления, и потому не может быть и речи о невольном подведении фактов под даты.
        Из рассмотрения этой таблицы вытекают две достаточно отчетливых закономерности в распределении данных событий во времени. Первая из них заключается в замечательном совпадении большинства цифр, стоящих на месте десятков и единиц одного столетия, с цифрами, стоящими на месте соответствующих десятков и единиц другого столетия или даже через одно-два столетия.
    Например:
    сравнения мы приведем распределение дат максимумов солнцедеятельности за 1605–1928 гг.


       Что можно заключить из совместного рассмотрения этих данных? Прежде всего в глаза бросается известная аналогия между ними. Эта аналогия заключается в близком сходстве цифр, стоящих на месте единиц и десятков, в дате одного столетия с соответствующей датой другого столетия. В деятельности Солнца такая закономерность вполне понятна, так как 100 (столетие) делится на 11,1 (один цикл солнцедеятельности).
        Другая закономерность наблюдается в распределении этих же дат в каждом столетии. Большинство дат отстоят одна от другой на числа, кратные 9–13 годам, т. е. на промежуток времени, который в среднем лежит в пределах между соседними эпохами максимумов солнцедеятельности.
    Таблица 31


       Можно сказать, что при составлении этой таблицы мы произвольно намечали некоторые даты, как, например, дату 493 г. (средний год между 496 и 490 гг.), дату 423 г. (425–422), 414 г. (418–410), 403 г. (406–401), 339 г. (340–348), 223 г. (225–222) и т.д. Следует, однако, заметить, что таблица не претендует на какое-либо значение в этом исследовании и ее можно без ущерба во внимание не принимать. Все же любопытно то, что в среднем арифметическом все обнаруженные периоды дают число 10,6, очень близкое к 11,1, т.е. к величине одного, в среднем арифметическом, периода солнцедеятельности. Кроме того, все указанные даты лежат в пределах соответствующих исторических циклов, т. е. в пределах тех концентраций исторических событий, которые имеют место в основной таблице массовых движений.
       Исследование о распределении важнейших в истории человечества битв можно было бы продолжить и далее, на все последующие столетия. Но вопрос этот не представляется столь существенным, и потому мы здесь ограничимся только вышесказанным. Из наших основных синхронистических таблиц легко вывести заключение о том, что большее число главнейших сражений все же падает на эпохи максимальной деятельности Солнца, несмотря на то что элемент организованности и, так сказать, искусственности (а не стихийности) чаще присущ этому роду массовых движений.
        Но если мы оставим в стороне великие столкновения народов, решающие участь народов и целых наций, то нам все же придется иметь дело с другим видом коллективных убийств, видом еще более ужасным, чем первый, и не имеющим по существу своему никакого оправдания, если не принимать в расчет физиологии и патологии этих коллективных гетакомб. Я имею в виду эпидемии убийств, совершаемых под разными предлогами во время военных, политических или религиозных движений, уничтожения беззащитных и часто безвредных людей. В то время как в сражении человек совершает злодеяние во имя самозащиты или защиты страны от наступающего врага, в периоды указанных движений коллективные убийства практикуются либо с целью грабежа, либо имеют в своей основе патологический и очень часто сексуально-патологический характер, что явствует из тех многочисленных описаний, которые оставлены нам современниками и очевидцами этих явлений.
    Безумная страсть к кровавым зрелищам, по-видимому, лежит в самой природе человека. До какой высоты и виртуозности была доведена эта страсть, рассказывают жуткие страницы истории последних столетий римского владычества. Каким обаянием у римского народа пользовались цирковые зрелища с их дикими боями человека со зверем и травлею зверей! Это было огромное эпидемическое увлечение. Для них были специально приурочены особые торжества, ко дням которых из всех римских провинций беспрерывно шли вереницы транспорта с разнообразными дикими и экзотическими животными. По достоверным известиям, дошедшим до нас, только в одном представлении во времена императора Тита (79–81) участвовало до 5000 иноземных зверей. Римский историк Вописк приводит число зверей, убитых в течение одного дня: 200 львов и львиц, 200 леопардов и 300 медведей. Монтень (1533–1592) описывает великолепие народных зрелищ и жестокосердную травлю зверей во времена Карина. Недаром же при Веспасиане (69–79) и Тите был выстроен великолепный Колизей, развалины которого поражают зрителя своею грандиозностью. Эти кровавые, периодически повторяемые зрелища ложились дурным пластом на характер римского народа. Испания с ее традиционными боями быков дает прекрасный пример порчи нравов и заразительности кровавых зрелищ.
        Еще с 264 г. до н. э. началась в Риме ужасная игра – бои гладиаторов. Замечательно то обстоятельство, что в Греции состязания такого рода никак не могли установиться и приобрести общее значение. Наоборот, в Риме эти побоища получили право гражданства. Они захватили внимание и страсти и римской знати, и римского пролетариата и вылились в те утонченные формы, которые вызывали бурное ликование многотысячной толпы, наполнявшей великолепный Колизей. И только во времена императора Гонория (395–423) римский амфитеатр видел в последний раз бесчеловечные бои гладиаторов. У Липсия (1547–1606) мы находим тщательное рассмотрение вопроса о гладиаторах. Насколько велика была заразительность подобного рода зрелищ, показывает то, что даже светлые умы того времени подпадали под ее влияние. У Цицерона (106–43 до н.э.) мы находим строки в пользу гладиаторских сражений. Но Сенека (ок. 4 до н. э.–65) уже обнаруживает больше человечности.
       В конечном счете состязания гладиаторов не внушали ни храбрости, ни мужественности, а располагали к обнажению диких инстинктов варварства и убийства. В то время как греки отличались истинно геройской храбростью, римляне были скорее мстительны и кровожадны. История внутренних переворотов в Греции свидетельствует о том, что здесь влиятельные политические партии не употребляли в дело мер для уничтожения своих противников, что, между прочим, постоянно наблюдалось в Риме. Даже влияние христианства сказалось в этом направлении лишь в ничтожной степени.
       Это, по-видимому, органически присуще человеческой природе: любование кровавыми зрелищами и непреодолимое стремление к участию в них находят удовлетворение в тех грандиозных кровопусканиях, которые систематически устраивает себе человечество, начиная с древних времен и кончая последними днями.
       Еще великий историограф Фукидид в своей истории, написанной более двух тысяч лет назад, дает одну из наиболее замечательных во всей мировой литературе схем, по которой протекают эпидемии братоубийства во времена гражданских войн. Тонкий наблюдатель и аналитик, наделенный одновременно мощным даром синтеза, Фукидид создал из немногих слов ту картину междоусобиц, обрушившихся на государство, «бед, какие бывают и будут всегда, пока человеческая природа останется тою же».
    «Смерть царила во всех видах,– рассказывает Фукидид, описывая одну из сцен Пелопоннесской войны,– происходило все то, что обыкновенно бывает в подобные времена, и даже больше: отец убивал сына, молящихся отрывали от святынь, убивали и подле них...» Еще в то отдаленное время Фукидид обратил внимание на то, что психология людей в моменты массовых движений резко изменялась. В связи с этим извращались правы, добрые чувства уступали место насилию и убийству, порывы и страсти не сдерживались. Общее возбуждение умов до неузнаваемости меняло все формы обычной жизни.
        На огромном протяжении истории мы периодически встречаем примеры водворения в человеческой среде межживотных отношений. Стоит ли расширять рамки этой работы перечислением бесконечно многочисленных примеров этих кровавых эпидемических исступлений? Ограничимся лишь указанием на одного автора, которому удалось с художественною силою изобразительности передать это явление. Я имею в виду Тэна (1828–1893). В III томе своих сочинений он дает подробное и блестящее описание самого акта массовых убийств. Это тоже общая схема, которую мы вправе распространить на многие другие массовые резни, хотя Тэн описывает лишь знаменитые сентябрьские убийства 1792 г. Все чудовища, замечает французский историк, которые, закованные, пресмыкались в глубине сердца, все сразу выходят из человеческой пещеры, и не только злобные инстинкты с их клыками, но также и нечистые инстинкты с их слизью. Действительно, вихрь коллективных убийств отбрасывает в сторону все наслоения эволюции и культуры, оставляя в центре лишь первобытные зоологические инстинкты, с их дикой жестокостью и похотью.
        Перечислим хотя бы те из подобных кровавых безумств, некоторые из которых нам придется сопоставлять с датами солнцедеятельности.
    Уже в Библии мы находим ряд описаний ужаснейших боен, поголовного избиения целых областей, населенных людьми, подобных избиению мидианитов: «И пошли войною на Мидиана, как повелел Господь Моисею, и убивали всех мужского пола...» И сказал им Моисей: «Вы оставили в живых всех женщин... Итак, убейте всех детей мужского пола и всех женщин, познавших мужа на мужском ложе, убейте» (числа 31, 7, 15, 17). Евангелие повествует о поголовном избиении младенцев мужского пола в Вифлееме во времена правления иудейского царя Ирода (37 до н. э.– 2 н. э.). Не тем ли отмечена история двух величайших революций – французской и русской? Вспомним избиение детей в Нанте и на Украине в 1919 г. в период еврейских погромов. Эта своеобразная коллективная мизопедия, появляющаяся во времена массовых брожений, далеко превосходит жуткие сцены детоубийства на Огненной Земле или у негритосов в Полинезии.
       История на каждой своей странице рассказывает о страшных коллективных злодеяниях. Перед нами проходят картины периодических уничтожений правящих классов, избиения периодически восстававших рабов, поголовного уничтожения пленных в гражданских и международных войнах, истребления беззащитных жителей завоеванных городов и т. д. Но попробуем быстро перелистать эти кровавые страницы человеческой истории. Вот страшные дни уничтожения илотов в Спарте, вот шесть дней поголовного избиения карфагенян в 146 г. до н. э. Если верить истории, это избиение представляет собою нечто невообразимое. Три года римляне бились с карфагенянами и, победив их, шесть дней и шесть ночей уничтожали их. Из 700 000 населения к исходу избиения осталось лишь несколько тысяч, моливших о пощаде. Большая часть их была уничтожена, и лишь немногие спаслись. Город был распахан плугами, и римские жрецы произнесли над ним свои заклятия! Резня в Цирте, эфесские убийства, уничтожение пленных после битвы в Тевтобургском лесу, в 66 г. н. э.– разрушение Иерусалима. Вот приказ императора Проба (232–282) об уничтожении германцев в 277 г. Резня в Фессалониках. Обезглавление саксов по указу Карла Великого в 782 г. и т. д. Вот жуткая эпидемия всеобщей резни в Гань-Фу в 878 г., вот ужасы взятия Иерусалима в 1099 г., когда «крови было пролито столько, что она доходила до конских удил».
        Но среди невообразимого количества этих кровавых деяний все же некоторые «избранные» приковывают к себе наше внимание особенно интенсивно. К таковым могут быть отнесены: избиение латинян в Фессалониках, разрушение Византии, истребление дравидов, «Сицилийская вечерня», бойня в Стокгольме, резня в Васси, Варфоломеевская ночь, лондонские убийства 1586 г., делийская резня, Коливщина, сентябрьские убийства, резня на юге Франции в 1815 г., холерная резня в Сицилии, резня христиан в Ливии и Сирии, уничтожение коммунаров в Париже, резня в Константинополе и т. д.
       Все эти ужасные злодеяния я привожу ниже, в сравнительной таблице, из которой видно, как точно совпадают их исторические даты с максимумами солнцедеятельности.

    Эпидемии антисемитизма, периодически повторяющиеся, представляют собою одно из самых интересных явлений всеобщей истории. Лурье в своей монографии «Антисемитизм в древнем мире» на основании тщательного изучения исторического материала пришел к ряду выводов. Эпидемии антисемитизма, которые вот уже 2500 лет периодически возникают то в одной, то в другой стране и вписывают собою в историю человечества самые кровавые страницы, интересны для нашего исследования главным образом потому, что, как это утверждают некоторые компетентные историки, эпидемии эти были всегда делом широких народных масс и правительства обычно плелись в хвосте этих народных движений.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:40 | Сообщение # 82
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Тот же автор (Лурье) приходит на основании изучения исторического материала к другому, тоже чрезвычайно любопытному выводу о механике антисемитских движений, а именно: он утверждает, что «антисемитизм в древнем мире не только не был менее интенсивен, чем в наше время, но и выражался как раз в таких же формах, как и теперь». Нет ни одного обвинения, бросаемого ныне евреям, которое не предъявлялось бы им уже в древности. Более того, самое развитие отношений между евреями и неевреями – терпимость и ассимиляция, антисемитизм и партикуляризм – в древности происходило в таких же формах, как и ныне. Более того, говоря о погромах в глубокой древности, Лурье замечает: «Обстановка этих погромов во всем до мелочей совпадает с обстановкою позднейших «классических» погромов».
    Первые проявления антисемитизма относятся к глубокой древности, к тому времени, когда евреи появились вне Палестины. Вместе с ними пошел в мир и антисемитизм. Вряд ли об этой эпохе мы можем надеяться собрать более или менее достоверные сведения.
       Древнейшее известное в истории гонение на евреев имело место еще во время персидского владычества над Египтом в 410 г. до н. э., затем еврейский погром в 405 г. до н. э. Следующее гонение на евреев имело место в 350 г. до н.э.
       Мы встречаем гонения на евреев при Птолемее IV Филопаторе (223–205 до н.э.), при Антиохе IV Епифане (176–164 до н. э.), при Птолемеях VII и VIII (146–81 до н. э.), при Птолемее XI, Авлете и Клеопатре (55–30 до н.э.), при Калигуле (37–41).
       Знаменит погром евреев в 88 г. до н. э., когда жители Александрии напали на своих сограждан-евреев и перебили их. Далее одно из самых ужасных погромных движений приходится на 38 г. н. э. Оно имело место в той же Александрии и было подробно описано еврейским философом и историком Фидоном (род. в 30 г. до н. э.). Затем, при Нероне, 6 августа 66 г., имело место всеобщее избиение евреев. В то же время произошли еврейские погромы в Дамаске, Аскалоне, Скитополисе, Гиппосе, Гадаре, Птолемаиде и Тире. Через два года, в 68 г., по почину народных масс возник погром в Александрии, где было убито около 56 тысяч евреев. Наконец, известны гонения на евреев, начавшиеся в 146 г. в Египте.
       В царствование Траяна (98–117) и Адриана (117–138) римский антисемитизм достиг своего апогея.
    Некоторые из приведенных мною дат хорошо совпадают с эпо-хами концентрации исторических событий. Принадлежа к разряду массовых движений безусловно стихийного характера, на чем категорически настаивают компетентные знатоки вопроса, массовые гонения против евреев и должны по преимуществу иметь место в моменты интенсивной деятельности Солнца. В этом мы с полною очевидностью убеждаемся, если сопоставим даты всех наиболее крупных эпидемий антисемитизма за последнее тысячелетие с датами максимумов солнцедеятельности. Это сопоставление я и даю в приводимых ниже сравнительных таблицах.
       В подтверждение того, что во время погромного движения эффект достигает своей наивысшей точки, мы приведем описание некоторых моментов этого движения, составленное на основании проверенных и точных сведений.
       Вот обыкновенный тип еврейского погрома на Украине в 1919 г.
       Ворвавшись в город, местечко или селение, вооруженные люди направляются в еврейские кварталы, и начинается массовое истребление евреев, которому часто предшествует грабеж, вымогательство или требование контрибуции. Вымогают деньги, но затем все-таки убивают. Тут же насилуют женщин и малолетних девочек, раздевают евреев и евреек догола, издеваются, ломают домашний скарб, сжигают дома и хаты. Первая группа погромщиков сменяется другой, другая третьей и т. д. В период погрома 15–19 июля 1919 г. в Переяславле каждая еврейская квартира посещалась бандитами 20–30 раз в день. Очень часто сгоняют евреев для массового умерщвления или для истязаний в один какой-либо дом, и тут начинается кровавая оргия, кончающаяся бойнею, хотя в способах убийства отряды бандитов обнаруживают большое разнообразие: вешают, колют штыками и железом, поджаривают на огне, бросают в колодцы, топят в реках, зарывают живьем в землю, одновременно засыпают их известкою, устраивают поголовную резню «холодным оружием» или массовый «расстрел» – «к стенке». Иногда убивают только одних мужчин, милуя женщин, чаще – и тех и других вместе, не минуя ни старых, ни малых.
       Кончаются погромы тем, что обезумевшее от ужаса население бросается вон из своих родных мест, раздетое, босое, без копейки в кармане, разнося повсюду страх, болезни, безумие.
       Украина в 1919 г. пережила одну из самых жестоких в истории эпидемий антисемитизма. В самом деле, за этот год было 402 погромленных пункта и общее число жертв равнялось 100 000 человек. Ненависть и национальное озлобление против евреев были таковы, что о пощаде не могло быть и речи. Желая смести вовсе с лица земли еврейское племя, погромщики зачастую подвергали целые местечки полному уничтожению. Так, местечко Кублич было даже распахано; другие пункты еврейского населения выжжены дотла – Богуслав, Володарка, Борщаговка, Знаменка, Борзна.
       Несколько позже я вернусь к вопросу об эпидемическом распространении антисемитского движения при изучении соотношения между месячными периодами погромного движения на Украине и месячными периодами в солнцедеятельности за 1919 г.
    Здесь можно указать также на то, что в свое время подвергались огромным гонениям и христиане со стороны языческого мира. Это были подлинные эпидемии антихристианизма. Многочисленные массы людей, принявших учение Христа, претерпевали неоднократно страшные гонения, о которых рассказывает история. Не останавливаясь на этом вопросе, скажем лишь, что все наиболее крупные гонения на христиан хорошо совпадают с эпохами высокого напряжения в деятельности Солнца.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:41 | Сообщение # 83
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Эпидемии самоуничтожения. 
      По-видимому, психоз коллективного самоистребления, подобно всем другим коллективным психозам, не составляет исключения из общего правила и ведет свое начало из глубокой древности. Существуют указания, впрочем, малодостоверные, что даже в животном мире наблюдаются случаи коллективного самоуничтожения. Если стремление к самоуничтожению лежит в глубоких недрах природы человека, как полагают исследователи этого темного вопроса и поэты, «и все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья», то коллективное действие всегда способствует прямому доступу в эти недра. Недаром говорится: «На миру и смерть красна». Впрочем, каких-либо точно установленных норм в области психологического обоснования самоубийства еще нет. Можно лишь сказать одно: в случае единичного самоубийства человек-самоубийца в 35% обладает стойкими уклонениями в нервно-психической деятельности и даже органическим повреждением мозга. К области коллективных самоубийств это Обобщенное наблюдение вряд ли может быть применено: коллектив изменяет личность и ее поведение.
       Еще у Плутарха (ок. 45–ок. 127) находим рассказ об эпидемическом распространении самоубийства среди милетских девушек. Монтень говорит о коллективном самоубийстве осажденных Брутом ксантийцев. Аналогичный рассказ существует о массовых самоубийствах евреев во время осады Иерусалима римлянами, а также о коллективных самоубийствах христиан во время гонений за период времени от Нерона (37–68) до Константина Великого (306–337). Например, известно самосожжение христиан в Никомедии, затем в одном фригийском городе, где христиане, запершись в церкви со своими женами и детьми, погибли в пламени мученическою смертью. Гиббон (1737–1794) дает описание поступков христианской секты донатистов, жившей в Африке в IV и V столетиях. Эта секта состояла из религиозных фанатиков, одержимых отвращением к жизни и стремлением к мученичеству. Они искали смерти, где только можно было ее искать: в набегах, ограблениях, осквернениях языческих храмов и т. д. Когда же у них не было другого ресурса добыть себе смерть, они бросались головою вниз с утесов и скал и в пропастях находили себе смерть. Они оправдывали свои самоубийства примером Разия, о котором повествует 14-я глава второй книги Маккавеев. Известны массовые самоубийства перуанцев и мексиканцев. Мексиканцы возвели массовые убийства и самоубийства в прочную обрядность. Каждый народный праздник, каждая победа, каждый ритуал сопровождались жертвоприношениями. Степень торжественности определялась численностью убитых. Когда в 1445 г. начался голод в Анагауке, психоз человеческих жертвоприношений достиг у ацтеков безумных размеров. В средние века отмечены грандиозные самоубийства евреев в периоды еврейских погромов в связи с политическими неурядицами и эпидемиями, например в периоды чумного мора 1348–1352 гг.
       Очень распространен рассказ о 30 инвалидах, повесившихся в 1772 г. один за другим на одном и том же крюке, снятие которого прекратило эпидемию. Аналогичный случай имел место в 1805 г. в лагере Наполеона, помещавшемся близ Булонского леса, где в одной и той же будке покончило самоубийством несколько солдат. Подобная эпидемия была отмечена в английском полку на острове Мальта. Известны случаи коллективных самоубийств среди военных во Франции в 1862, 1864 и 1868 гг. Рассказывают, что в одной деревне повесилась на дереве женщина, а вскоре на этом же дереве покончили самоубийством одна за другой все ее подруги. Тождественный случай произошел близ Везувия. Достаточно было лорду Кэстльри броситься в кратер Везувия, чтобы тотчас же появился ряд его последователей. Дерево Тимона-мизантропа стало историческим и др. Я уже говорил выше, что самоубийство Вертера вызвало ряд подражаний. Но прошло около 100 лет с тех пор, и вот в марте 1903 г. после представления «Вертера» в театре Сары Бернар одна дама покончила самоубийством, а за ней через несколько дней последовал литератор, также покончивший с собою. Массовые самоубийства имели место во время Великой французской революции. В дни ужасной сентябрьской резни заключенные кончали с собою в тюрьмах, разбивая голову о стены и перерезая горло ножом. Здесь можно указать на эпидемическое распространение самоубийств в Вене в 1859–1860 гг. среди высокопоставленных чиновников и крупных коммерсантов, замешанных в одно общее дело, в связи с банкротством государства.
       От древнего языческого культа, связанного с человеческим жертвоприношением, ведет свое происхождение огненная смерть. Что жертвоприношения неизбежно истекали из материалистического понятия о божестве, присущего всему древнему миру, явствует из так называемых этиологических мифов, которые рассказывают о происхождении жертвоприношений, о причинах их возникновения. От первоначального значения – простого священнодействия не осталось и следа. Им стал именоваться обряд, считавшийся из всех самым таинственным и прямее всего приближавшим человека к божеству.
       И вот мы видим, как на Востоке еще в глубокой древности впервые появляются эпидемические самосожжения. Они проходят сквозь истории большинства восточных народов: индусов, японцев, корейцев. Эпидемии самосожжения мы встречаем в Китае. Под влиянием религиозного фанатизма и глубочайшей веры в блаженство нирваны китайские бонзы идут на самоубийства, увлекая с собой большие толпы верующих. Самосожжение имеет свое основание в одной из самых распространенных буддийских книг, где повествуется о том, как внутренний огонь сжигает человека, отрешившегося от земных сует, подобно тому как он сжигает и самого Будду. Чтобы ускорить процесс сожжения внутреннего, можно прибегнуть к огню внешнему.
       К сожалению, до нас почти что не дошло точных хронологических дат этих повальных самосожжений, практиковавшихся на Востоке, поэтому мы лишены возможности проследить существование зависимости этих религиозных безумств от хода солнечного процесса. Нам приходится по вопросу о самосжигателях обратиться к тому скудному материалу, который дает нам история русского сектантства, еще недавно коллективно применявшего огненный культ.
       В конце XVII и в течение XVIII в. на северо-востоке России среди раскольников свирепствуют страшные эпидемии коллективных самоубийств: самосожжения, самоутопления, самозаклания и самоизнурения голодом. «Смертоносная язва» поражает подобно неотвратимым чумным поветриям. При чтении описания очевидцев этих самоубийств поистине леденеет кровь. Сильные, крепкие, совершенно здоровые люди всех возрастов, и цветущие девушки, и убеленные сединами старики без всяких сторонних побуждений, кроме религиозного фанатизма, самосжигаются, топятся, режутся, замуровываются в «ямах» и «храминах», уничтожая себя не только десятками или сотнями, но и тысячами одновременно. Их обугленные, обезображенные трупы валяются на пожарищах или всплывают в реках, подобно трупам пораженного мором скота. Нестерпимый смрад от сожженных тел в течение долгого времени после самосожжения отравляет воздух, напоминая последователям раскола их деяния.
       Нами собраны и выверены по нескольким монографиям некоторые даты массовых самосожжений, каковые мы можем сопоставить с датами солнцедеятельности.
       Наконец, остановим наше внимание на событиях, имевших место в 1896 г. близ Тирасполя.
    Идейное брожение в Терновских старообрядческих хуторах началось осенью 1896 г., когда под влиянием суеверной боязни за веру вследствие происходившей тогда народной переписи одна из женщин по имени Виталия предложила своим единомышленникам принять добровольно смерть – «закопаться в яму» и таким путем избежать якобы грозившей им тюрьмы. Эта мысль вскоре овладела всеми членами скита и в ближайшее время была осуществлена, причем люди уничтожали себя группами, по очереди. Устроив в земле род погреба с одним выходом, сектанты входили в него и, замуровав отверстие, подвергали себя медленному удушению вследствие отсутствия притока воздуха.
    «Обстановка, при которой происходили самоистребления в два последние столетия (XVII и XVIII),– пишет Сикорский, – до такой степени напоминает обстановку терновских событий, даже до подробностей, что нам невольно приходит на мысль, что в самоистреблениях мы встречаемся не просто с историческими или бытовыми явлениями, но в известной степени с явлениями патологическими, относящимися к разряду так называемых психических эпидемий. В самом деле, явления бытовые или исторические хотя и повторяются, но всегда с некоторыми переменами, обусловленными протекшим временем и историей, между тем явления патологические гораздо более неподвижны, гораздо менее изменчивы».
       Здесь я хотел бы заметить следующее: в то время как в периоды максимумов солнцедеятельности количество коллективных самоубийств может, вообще говоря, возрастать, количество индивидуальных самоубийств должно понижаться. Этот априорный вывод основан на том простом логическом заключении, что в периоды максимумов, по-видимому, вырастает нервно-психическая возбудимость и человек становится в общем более активен, а самоубийство, как это известно, является чаще всего результатом депрессивного состояния нервно-психической деятельности. Рассуждая далее, мы должны, следовательно, будем признать, что в периоды минимумов число самоубийств должно повышаться. Действительно, статистические данные хорошо подтверждают это заключение, к рассмотрению которого мы вернемся позже.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:41 | Сообщение # 84
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Эпидемии вакханалий и так называемых неистовых плясок периодически появлялись в античной древности и в средневековье. Между вакханалией и неистовой пляской нельзя провести строгой параллели: эти явления имели различные формы выражения. Единственно, что заставляет нас одновременно говорить об этих явлениях, так это то, что, вероятно, они имеют в человеческой природе некоторые общие корни.
    По-видимому, впервые во Фракии возник культ Вакха, чаще именуемого Дионисом,– бога экстатических порывов и экстатического творчества. Фракия и Македония сохранили в первоначальной чистоте этот оргиастический культ до сравнительно позднего времени. В VIII в. до н. э. культ Вакха из Фракии через Фессалию и Фокиду или по морю – через архипелаг – проник в Элладу, вызвав почти во всей Греции психическую эпидемию исступленного движения. Возник миф о рождении нового бога, и началась борьба двух начал: Аполлона и Диониса. Античная душа грека выходит из длительного равновесия, гармонии и светлой аполлинийской жизнерадостности, отдаваясь во власть дикого, страдающего, пьянящего Диониса. Новый бог топчет мирные созерцающие души греков и во главе буйно неистовствующих, экстатических толп совершает свое победное и шумное шествие по всей Греции.
       Для встречи бога собирались вакханки и вакханты. В звериных шкурах, с венками из лоз на голове они ждали появления бога. Но вот сходил бог, и начиналась оргия, на которой и сосредоточивалось все внимание женщин и мужчин. Главная цель оргий заключалась в доведении всех присутствующих до экстаза (исступления), т. е. до такого состояния, во время которого человек становится «вне себя», познавая блаженство «внетелесного существования». Для этих целей пользовались безостановочной и головокружительной пляской до полного изнеможения, вдыхая смолистые курения и опьяняясь вином. Однако одним общим экстатическим состоянием оргии не ограничивались. Начинался разнузданный половой разгул, оправдываемый верою в божественность оплодотворения.
       С течением времени оргиастический культ Вакха был подвергнут значительным изменениям. Под влиянием религии Аполлона произошло укрощение его, а реформа Мелампа превратила культ в официальный праздник с точным установлением времени и места празднования. На смену древнего инстинктивного порыва явились выборное начало и изоляция культа, что заметно сократило его распространение.
    Около 400 г. до н. э. культ Диониса впервые проникает в Рим. Южноиталийские вазы сохранили изображения вакхических празднеств, оргиастических и мистических сцен религии Диониса. Эта религия проникла на италийскую почву, чтобы нарушить относительную строгость римской жизни греко-азиатским развращением нравов. С огромной быстротой новый культ распространился по всей Италии, но служение ему совершалось тайно и было сопряжено со всевозможными излишествами, ужасами и убийствами. Римский культ Вакха представлял собою дикие ночные оргии, происходившие в Остии, в священном лесу. Вскоре эти оргии получили эпидемическое распространение, привлекли к себе тысячи человек мужчин и женщин, пока наконец в дело не вмешался сенат. Это было в 186 г. до н. э. Возник грандиозный судебный процесс, на котором выяснились все кошмары и ужасы, и большинство участников культа были казнены, как о том рассказывает Тит Ливии (59 до н. э.– 17 н. э.). Сенату оставалось лишь издать знаменитые «запрещения», запрещавшие культ Вакха по всей Италии. В Вене хранится это запрещение сената в его оригинальной редакции, вырезанное на бронзовой доске.
       В продолжение десяти-одиннадцати столетий в истории не встречается указаний, которые могли бы напомнить нам вакхические эпидемии. В течение первого тысячелетия н. э. человечество, населяющее Европу, пережило водворение христианской религии и переселение народов, которые наложили свою печать на политическую и духовную жизнь всей Европы. Это первое тысячелетие н. э. было для всего европейского населения временем тяжелых общественных катастроф и умственного застоя.
    Еще древние греки подметили заразительность движений, и в частности пляски. Один из греческих писателей рассказывает о том, что однажды, после представления «Андромеды» Еврипида, зрителями, а затем и всем городом овладела неистовая пляска, от которой никто не мог уберечься. Нагие, бледные, со сверкающими глазами, они бегали по улицам, громко декламируя отрывки пьесы Еврипида и исполняя дикую, странную пляску. Это общее увлечение танцем, граничащее с безумием, прекратилось только с наступлением зимы. Это первое наблюдение древних о заразительности болезненной пляски получило в прошлом столетии клиническое доказательство в наблюдениях над хореей.
    Начиная с XI и до XIV в. подобного рода неистовые пляски, отчасти по своему содержанию похожие на вакхические радения, несколько раз эпидемически распространялись в разных странах, а с XIV в. они, так сказать, выродились в культ танца и в радения религиозных сект.
    Первый рассказ о неистовой пляске, случившейся в Дессау, относится к 1021 г. В ночь на Рождество, во время богослужения в кладбищенской церкви одного из монастырей близ Дессау, несколько крестьян начали плясать, и плясали так неистово, что никакие уговоры священника их не могли остановить. Тогда он их проклял, сказав, чтобы они продолжали плясать и прыгать непрерывно в течение целого года. Проклятие исполнилось: крестьяне продолжали пляску до тех пор, пока некоторые из них не упали замертво; у прочих, оставшихся в живых, всю жизнь тряслись члены.
       В следующий раз эпидемия неистовой пляски разразилась в 1237 г. в Эрфурте. Это была преимущественно детская эпидемия. В хронике рассказывается о том, что более ста детей, прыгая и танцуя, прошли через Штейервальд в город Арюштад, расположенный в двух милях от Эрфурта, где упали в изнеможении. По свидетельству хроники, многие из этих детей умерли, когда были взяты своими родителями, другие навсегда остались подверженными пляске св. Витта.
        В третий раз неистовая пляска разразилась в 1278 г. в Утрехте, где двести человек собрались на Мозельском мосту и начали плясать, и плясали до тех пор, пока мост не обрушился и все они не погибли в реке.
    Четвертый случай эпидемии неистовой пляски относится к лету 1375 г. Летописцы повествуют о том, что в этом году образовалась странная секта из мужчин и женщин, которая из Ахена распространилась по Германии, главным образом по Рейну и Мозелю, дойдя до границ Голландии. Когда бы члены этой секты ни собирались, они украшали себя, подобно вакханкам и вакхантам, цветочными венками и начинали неистово плясать и кружиться. Они плясали повсюду: в частных домах, в общественных местах, в церквах – по многу часов подряд, пока у них не появлялось столь сильное стеснение в груди, что они падали ниц. Затем они требовали, чтобы окружающие крепко перевязывали им животы полотенцами, топтали их ногами или били кулаками, что очень напоминает неистовства, случившиеся годами позже в Париже.
    О силе этой эпидемии дают приблизительное представление цифры участников. Так, в Кёльне насчитывали до 500 больных, в Меце – 1100. Однако число участников эпидемии вскоре возросло, так как к беснующимся начали присоединяться разного рода обманщики, искатели приключений. Пьянство, разгул и половые неистовства превзошли всякое воображение. Рассказывают, что множество девушек, участвовавших в плясках, забеременели. Но и после этого у них все еще продолжалось ненасытное влечение к пляске. Эти обстоятельства принудили гражданскую и церковную власть преследовать предававшихся пляске и карать их как обманщиков. Действительно, вскоре после вмешательства власти неистовая пляска прекратилась надолго.
       Но вот в 1418 г. та же эпидемия снова появилась, и на этот раз – в Страсбурге. Здесь несколько сот мужчин и женщин начали плясать на площадях, одержимые пляской св. Витта. Гезер приводит отрывок рассказа из ненапечатанной страсбургской летописи, касающийся этой эпидемии: «За восемь дней до праздника Марии Магдалины (14 июля) неистовая пляска показалась впервые у одной женщины. Магистрат отправил ее в часовню св. Витта в Цаберн, где она и успокоилась. Но в течение следующих четырех дней заболело еще тридцать четыре мужчины и женщины. Магистрат запретил бить в барабаны и трубить. Все заболевшие также были отведены к св. Витту. Но, несмотря на эти меры, число их в несколько дней увеличилось до двухсот. Вновь заболевших в свою очередь отправили отдельными партиями в часовню св. Витта в Цаберн и Ротенштейн, иных пешком, а иных в экипажах, чтобы там подействовать на них молитвами и другими священными обрядами». Так было поступлено с больными в Страсбурге. В других местах к ним были применены другие меры: многих сжигали на кострах как одержимых нечистым духом.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:41 | Сообщение # 85
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Как раз в тот год, когда в Германии свирепствовала эпидемия неистовой пляски, во Франции началась также полоса массовых безумств, среди которых пляска занимала выдающееся место. Период с 1418 по 1424 г., по мнению некоторых историков, является одним из самых жутких периодов в истории Франции. Мишеле говорит о том, что это был период опустошения: война следовала за голодом, голод за чумою, одно безумие за другим. Страшные бедствия, резня в Париже в 1418 г. и мор заставили население разбегаться куда глаза глядят. Завершением всех этих ужасов, обрушившихся на страну, явились массовые психозы, охватившие население сверху донизу. Замечательнее всего было то обстоятельство, что психика народа сосредоточилась на музыке и пляске, обычно служащих выражением веселого настроения духа. В Париже были организованы команды плохих скрипачей, которые наполняли днем и ночью город своими звуками. В течение многих месяцев на парижском кладбище длился этот страшный танец, в котором принимали участие представители всех слоев тогдашнего общества. Зараза проникла во все уголки Парижа, и на кладбище стекались тысячи людей.
       Начиная с конца XV в., приблизительно около 1479–1480 и 1490–1491 гг. в Италии приняла повальное распространение психическая эпидемия неистовой пляски, за которой укрепилось название «тарантизм». По свидетельству современников этой болезни, тарантизмом называлась совокупность припадков, происходящих якобы от укуса апулийского паука – тарантула. Эта болезнь выражалась в мучительных пароксизмах и конвульсиях, подлинном «мышечном сумасшествии». Единственным средством излечения считалась пляска под звуки скрипки или волынки, флейты или гитары. Отсюда и произошло название известного неаполитанского танца – тарантелла, которому народ приписывает сверхъестественное действие излечивать больных. Однако тарантизм мог возникнуть не только от укуса паука, но и от одного вида пляшущего больного, и, несомненно, причину тарантизма следует видеть в психическом воздействии. А поскольку психическое воздействие при известных социальных условиях может распространяться на огромные области, несомненно, что в указанные эпохи вся Италия благодаря тарантизму находилась в мучительно-возбужденном состоянии. Тарантизм был одной из величайших психических эпидемий, которые когда-либо свирепствовали на итальянской почве.
       Некоторые исследователи сравнивают эпидемии средневековой неистовой пляски и тарантизма с замечательной психической эпидемией конвульсионеров, начавшейся в 1728 г. в Париже, на Сен-Медорском кладбище, у могилы священника де Пари, и описанной Карре де Монжероном.
       Эпидемия началась с исцеления одной паралитички от прикосновения к гробу с прахом священника, а затем вскоре охватила чуть ли не весь Париж и длилась, с небольшими перерывами, несколько лет. Главной ареной этой эпидемии было Сен-Медорское кладбище, где больные предавались самой фантастической пляске, кривляниям и подергиваниям.
       Согласно описаниям современников, какая-то невероятная сила влекла людей к кладбищенской площади, для того чтобы принять участие в этих психопатических неистовствах. Трудно себе представить, какие формы приняла эта эпидемия! «Здесь мужчины бьются о землю, как настоящие эпилептики, в то время как другие немного дальше глотают камешки, кусочки стекла и даже горячие угли; там женщины ходят на голове с той степенью скромности или цинизма, которая вообще совместима с такого рода упражнениями. В другом месте женщины, растянувшись во весь рост, приглашают жителей бить их по животу и бывают довольны только тогда, когда десять или двенадцать мужчин обрушиваются на них сразу всей своей тяжестью. Люди корчатся, извиваются и двигаются на тысячи различных ладов. Среди всего этого нестройного шабаша слышатся только пение, рев, свист, декламация, пророчества и мяуканье».
    Ни строгий приказ короля, ни полицейские меры не могли приостановить этой эпидемии. Наоборот, закрытие Сен-Медорского кладбища способствовало рассеянию конвульсионеров по всему Парижу, и припадочники начали собираться в частных домах. Для ликвидации эпидемии потребовалось вмешательство военной силы, и только в 1762 г. в последний раз эта повальная болезнь вспыхнула снова, чтобы затем погаснуть навсегда.
       Мы перечислили основные и наиболее поразительные примеры эпидемий неистовой пляски, в которых или форма проявления пляски, или территориальный охват, а иногда и то и другое вместе достигали исключительно яркого выражения. Кроме того, большинство из приведенных нами эпидемий может быть отнесено к определенным историческим датам, что чаще является крайне существенным для наших сопоставлений.
    Конечно, перечисленные нами эпидемические взрывы неистовой пляски составляют лишь небольшую долю в полной истории этой болезни, которая еще ждет своего историка, вооруженного знанием новейшей психиатрической науки.
       В XIII–XVI вв. мания плясок овладела детьми. Возникновение одной из них старинная хроника приписывает крысолову из Гамельна. Рассказывают об эпидемическом распространении танца в XIV в. при дворе французского короля Карла V (1364–1380). История Португалии XVI в. отмечает лиссабонскую эпидемию неистовой пляски.
       Таких примеров можно было бы привести немало.
       У современных культурных народов сохранились следы древних увлечений пляской, которые в свое время под влиянием религиозного фанатизма, болезненных уклонений психики и подражания потрясли целые страны. Дикие пляски во время солнцестояния составляли у германцев один из религиозных обрядов. Их следы сохранились и до настоящего времени в плясках и кострах дня Ивана Купалы. На родине немецкой неистовой пляски, на Рейне, в городе Эхтернах, ежегодно в мае народ празднует день «прыгающих святых» – праздник, установленный в 1376 г. У северных племен – остяков, лапландцев, самоедов большинство праздников сопровождается пляской.
    Подобного рода хореоманию, судорожную хореическую пляску мы встречаем в Абиссинии, у западноафриканских негров, у полинезийцев и других малокультурных народов.
       У исследователя создается впечатление, что плясовое действо глубоко коренится в человеческой природе и, по-видимому, является одним из выражений заболевания нервно-психической и половой сферы. Впрочем, к этому вопросу мы еще вернемся.

      Эпидемии самобичевания, или флагелляции, представляют для нашего исследования несомненный интерес. Прежде всего, это были массовые движения истеросексуального характера, затем, число их было не так велико, и все они достаточно хорошо изучены историей.
    «Страх перед Христом» и «дух самобичевания» – это лишь одна сторона мании флагелляции, другая сторона – это пол. Сановитые и простые, богатые и бедные, старые и молодые, даже дети, по словам хроникеров, бродили по улицам без одежд, с одною только повязкой вокруг пояса. Каждый имел при себе кожаную плеть, которою бичевал свою плоть со слезами и вздохами, до изнурения, иногда до полной кровопотери. Городские хроники эпохи «черной смерти» (1348–1351) рисуют картины таких покаянных шествий.
      Вот одна из подобных процессий. Человек 300–400 с хоругвями, свечами и красными крестами на шляпах. Впереди шествия идут запевалы, печальным песнопениям которых вторят все остальные. Население сел и городов встречает эти шествия любопытством, на колокольнях гудят колокола, многие присоединяются к шествию, бросая свои дома и своих близких.
      Бичевание совершается дважды в день. Этот акт сопровождается звуками тех же заунывных песен. Люди обнажаются и бьют себя по телу ремнями, на конце которых пришиты пуговицы или вбиты гвозди. Этим актом бичующиеся приводят себя в состояние крайнего возбуждения.
    Клиническое изучение случаев пассивной и активной алголагнии приводит к тому убеждению, что данное извращение наблюдается преимущественно у лиц с более или менее явно выраженной психопатической конституцией, у психически ненормальных людей, у дегенератов, у лиц, обнаруживающих признаки явного умственного недоразвития. Средневековые монастыри представляли особенно богатую почву для развития подобных извращений половой сферы даже у лиц, находящихся в состоянии душевной нормы. Несомненно, что бичевание и самобичевание, которые входили в обычай некоторых монашеских орденов, поддерживались главным образом сексуальными мотивами. Здесь начальным моментом появления алголагнических наклонностей могла быть порка розгами или другого рода телесные наказания, при которых присутствовал будущий садист или которым подвергался будущий мазохист или мазохистка. Сочетание этого акта с половым возбуждением, в котором заложены элементы боли и насилия, устанавливало тот рефлекторно-психологический комплекс, который, развиваясь, мог приводить в известные эпохи к возникновению повальных эпидемий религиозно-сексуального характера.
       Почти все городские хроники отмечают тот факт, что спустя некоторое время после начала шествия оно обращалось в весьма, удобное прикрытие для непристойностей всякого вида половой разнузданности и разврата. Лишь в исключительных случаях шествия флагеллантов носили строгий религиозный характер без явно выраженной сексуальной примеси. Иногда они носили даже политический характер и были как бы предвестниками реформации XV в., как, например, самобичевание в Авиньоне на глазах у папы.
    Первое известное истории шествие самобичевателей относится к 1260 г. Оно возникло в Италии во время междоусобных войн между папой и императором. Пустынник Райнер из Перуджи собрал тысячные толпы экзальтированных людей всех возрастов и классов, чтобы «словом и примером призывать людей к покаянию и добрым делам». Они предавали себя взаимному бичеванию, взаимно возбуждая друг друга, в течение 33 дней, в «память лет, прожитых на земле Христом».
       Вскоре, однако, зараза самобичевания проникла далее и распространилась на огромную территорию. По словам хроники 1261 г., самобичевание наблюдалось повсюду, пока наконец церковь, видя возможность опасных последствий, общими усилиями не прекратила этой эпидемии на довольно продолжительное время.
       Однако наивысшего своего расцвета эпидемия бичевания достигла в годы «черной смерти» – чумы, опустошавшей Европу. Под влиянием этого страшного всемирного бедствия резко повысилась религиозность населения всех стран, что привело к возникновению ряда психических эпидемий на религиозной почве, в том числе и эпидемии флагеллантов. Общественное мнение видело в чумной эпидемии ниспосланное свыше наказание за прегрешения людей и находило способ их искупления в виде грубого, потрясающего самоистязания. В конце 1349 г. бичевальщики, или «крестовые братья», массами стали появляться в различных странах Европы. Полагают, что первые шествия появились в Австрии и Германии и, переходя из города в город, из селения в селение, разносили психическую заразу по стране. Вскоре бичевальщики начали массами появляться в городах Нидерландов, Франции. Очевидец этих безумных процессий оставил хронику, из которой история заимствует описания данной психической эпидемии.
       Из ранее бывших, менее крупных эпидемий самобичевания можно указать на эпидемии 1296, 1333–1334 гг., имевшие место в Страсбурге и Бергамо. Наконец, последнее шествие самобичевателей обычно относят к 1414 г. Впрочем, это не совсем точно. Еще при Генрихе III (1551–1589) во Франции случались небольшие эпидемии флагелляции, якобы покровительствуемые самим королем, которому история приписывает педерастические наклонности.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:42 | Сообщение # 86
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Этот небольшой исторический материал об эпидемиях самобичевателей позволяет вывести следующие заключения о соотношении этих эпидемий с деятельностью Солнца.

    1. Первая эпидемия самобичевателей 1260–1261 гг. На основании европейских записей о северных сияниях и китайских записей о солнечных пятнах следует предположить, как это и делает Святский, четвертый максимум XIII столетия между 1238–1242 гг. Следующие сведения о северных сияниях относятся, по де Мерану и по русским летописям, к 1269 г. Поэтому имеется много шансов за то, что в год первой эпидемии самобичевания 1260–1261 гг. имел место максимум солнцедеятельности.

    2. Эпидемия самобичевателей 1296 г. Более или менее точных предположений о состоянии солнцедеятельности в данном году у нас не имеется. В русских летописях рассказывается о северном сиянии 1292 г. Мы можем лишь допустить, что в 1296 г. деятельность Солнца была еще не в минимуме.

    3. Эпидемии самобичевателей 1333–1334 гг. Имеются указания на повышенную деятельность Солнца в 1325 и 1352–1353 гг. Можно предположить, что в 1333–1334 гг. имел место максимум солнцедеятельности. Однако это предположение не может считаться вполне достоверным.

    4. Эпидемии самобичевателей 1349–1352 гг. На том основании, что в период 1352–1354 гг. имели место интенсивные полярные сияния, можно думать, что период эпидемий самобичевания совпал с периодом назревания солнечной активности или даже с началом максимума.

    5. Эпидемия самобичевателей 1414 г. Русские летописцы отмечают северные сияния в 1401 и 1402 гг. Мы имеем очень много данных, чтобы отнести следующий максимум солнцедеятельности к 1413 или к 1414 г., т.е. как раз к году последней эпидемии самобичевания.

    Поскольку крестовые походы, и особенно детские походы, развивались на истерорелигиозной почве и состояли из фанатических и экзальтированных толп, постольку они могут быть причислены к категории психических эпидемий истерорелигиозного характера. В истории человечества эпоха крестовых походов по справедливости занимает совершенно обособленное место. В течение XI–XIII столетий народы Европы периодически переживали бурные подъемы религиозного фанатизма и периодически огромные человеческие массы поднимались во имя достижения достаточно мнимой цели – освобождения гроба Христа из рук неверных. Подстрекаемые замечательными проповедниками, народные массы приходили в неистовство и, бросая своих близких и свою землю, устремлялись за своими вождями, мало надеясь на возвращение домой. Мы не будем здесь останавливаться на этих религиозных безумствах, которым в истории уделяется так много места, скажем лишь, что явления, подобные крестовым походам, могли возникнуть в такой человеческой среде, которая была чрезвычайно предрасположена к истерическим реакциям, чему способствовали бытовые условия той феодальной эпохи.
      Здесь нам придется ограничиться лишь констатированием того факта, что все крестовые походы, кроме шестого, а именно походы 1094–1096, 1147, 1187, 1202–1204, 1224, 1270 гг., были совершены в периоды максимальной деятельности Солнца. Что касается шестого крестового похода 1248 г., то этот последний был совершен не фанатически настроенными массами, а Людовиком IX с небольшим количеством войска. «Это было предприятие, скорее объясняемое личным характером короля, чем общественным настроением» (А. И. Успенский). Время его совершения, по-видимому, совпадает с минимумом солнцедеятельности.
      Еще Геккер, известный исследователь средневековой неистовой пляски, сделал попытку сопоставить с данным массовым явлением другое массовое расстройство психической деятельности – детские крестовые походы. «Из всех страстей,– писал Геккер,– религиозная более всего действует на массу народа. Поэтому-то она больше всех обогатила патологию большим количеством в высшей степени разнообразных, страшных и нередко удивительных форм нервных болезней». Действительно, религиозные переживания могут приобретать огромную силу как у взрослых, так и у детей, и особенно у мальчиков в период наступления половой зрелости. Тогда с религиозными представлениями связываются заманчивые перспективы героических подвигов, и молодые люди изо всех сил стремятся проявить свою новообретенную силу.
    Первым толчком к возникновению детского крестового похода в 1212–1213 гг. послужило, согласно одним источникам, религиозное движение, совершавшееся в то время по всей Франции с целью возбуждения населения против неверных. Другие источники утверждают, что значительная часть дела была сплошным обманом восточных купцов, преследовавших коммерческие цели. Знаменитый ученый и францисканский монах Рожер Бэкон, современник этого события, утверждает, что вожаками детей были агенты татар и сарацин.
       Хроникеры полагают, что начало первого детского крестового похода положил некий францисканский пастух Этьенн из села близ Вандома. Этому пастуху якобы однажды было божественное видение, давшее ему письмо к французскому королю. После этого Этьенн начал появляться в различных местностях и петь песни, в которых призывал детей сплотиться воедино для возвращения святой земли из рук сарацин. К нему примыкали сотни и тысячи последователей, и вскоре таким образом составилась армия, численность которой доходила до нескольких десятков тысяч детей. Несмотря на принятые Парижем строгие меры, потушить это детское религиозное движение не удалось. Ни к чему не привели также и увещевания родителей, ибо детская возбужденность превысила всякие границы. Движение постепенно все разрасталось, избрав себе направление в сторону Средиземного моря. Наконец оно достигло Марселя. Рассказывают, что два марсельских купца посадили юных крестоносцев на заранее приготовленные корабли и вышли в море. Но возле Сардинии эти корабли потерпели крушение, часть детей погибла, а остальные были увезены ловкими предпринимателями в Буджию и Александрию, где и проданы в рабство.
       Почти аналогичное явление одновременно имело место в Германии. Полчище детей направилось из Кёльна через Альпы к Адриатическому морю, руководимое 10-летним мальчиком Николаем. Ему удалось при помощи ряда выступлений и обещаний привлечь по дороге тысячи детей мужского и женского пола при сочувственном отношении населения, которое видело в этом массовом детском движении повеление неба. В Германии в большей степени, чем во Франции, к этому шествию присоединялись взрослые мужчины и женщины, преследовавшие различные цели и главным образом видевшие в движении возможность удовлетворить свои сексуальные наклонности. Исход германского крестового похода детей был столь же трагичен, как и результат французского детского похода. Большинство детей погибли на материке от утомления, голода и болезней. Незначительная часть их вернулась домой по настоянию папы Иннокентия III (1198–1216). Другая часть дошла до Генуи и Рима, откуда некоторые были возвращены на родину. Когда этих детей спрашивали, зачем они шли в поход, они уверяли, что сами не знают этого. Настолько велика была сила психической инфекции, что сознание и рассудок были подавлены в корне.
       Вторым детским походом считается поход 1237 г. Он был отнесен по своему проявлению к эпидемии пляски. Наконец, о третьем походе 1458 г. мы узнаем из некоторых латинских и немецких хроник. Целью этого детского похода было паломничество к св. Михаилу в Нормандию. Никто из детей, принимавших участие в походе, не вернулся: часть погибла от холода и голода, остальные были проданы в рабство.
    Подобно крестовым походам взрослых, крестовые походы детей также получили свое воплощение в периоды максимальной деятельности Солнца.
       Истерорелигиозная почва послужила основою для возникновения в средние века очень большого количества психопатических эпидемий одержимости, представляющих во многих отношениях выдающийся научный интерес.
       О том, что одержимость наблюдалась еще в очень отдаленные времена, свидетельствуют указания древних авторов с тою только разницею, что идее бесоодержимости предшествовала идея богоодержимости. В Греции и Риме мы встречаем празднества в честь Вакха или Диониса, прорицания неистовствующих, пифий, церемонии жрецов Кибелы, корибантов, жрецов Марса. Жрецы Юпитера, Аполлона, нимфы Амфитриты были также одержимыми. Известная история осла Апулея свидетельствует о том же. В книге Левит упоминается об одержимости. Ее мы встречаем у диких племен, в Японии, у китайцев. Люди одержимые ведут себя как бесноватые.
    Аполлиническая душа греков не могла обезобразить женщину клеветническим наветом. И хотя беснования греки также принимали за действия демона, но это был светлый гений. Гиппократ объяснял беснования естественными причинами болезненного состояния организма, и только школа Платона (427–347 до н.э.) утверждала их таинственное происхождение.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:42 | Сообщение # 87
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Однако уже в то время с Востока шло учение о людях, одержимых злым духом – нечистою силой. Это суеверие шло в Европу через Африку, Рим, Византию, и вот в последние минуты существования греко-римского мира появляется колдовство, тайное знание, первоисточник страшных средневековых демономаний. Мало-помалу, передаваясь изустно, это суеверие охватило романские и германские народы Европы и вызвало перерождение многих отличительных черт их мифологии и жизни. Тип германской женщины, прообразом которой служили прекрасная Валькирия, светлая дева Одина, изменяет свой облик и имя. Немилостивая Ингольда превращается с течением времени в колдунью (Нехе).
      Христианство с его учением об аде и дьяволе разделяет это заблуждение. Апологеты христианства создают особую доктрину о вселении дьявола или зверя в человека. Знаменитый схоластик и богослов Фома Аквинат (1225–1274) подробно излагает половую связь с дьяволом, св. Антонию дьявол являлся в виде молодой девушки, ребенка, пустыннику св. Мартину – в пышном одеянии. Церковь освящала и распространяла веру в сатану и его приближенных. Весь мир стал рассматриваться с этой точки зрения. Дионисийские празднества, претворявшиеся в христианстве в карнавал, исказились до неузнаваемости: оргиастический экстаз выродился в демоническое безумие, фантазия истеричек питалась пережитками античных представлений о свите Диониса, вакханка выродилась в средневековую ведьму, козлоногий Пан – в демонического любовника, парнасская триетерида – в шабаш на Лысой горе, или на Блоксберге, куда слетались в Вальпургиеву ночь ведьмы со всей Германии. Схоластико-аскетический взгляд средневековой римско-католической церкви принуждал смотреть на женщину с чувством презрения и страха. Церковь учила: от дьявола идет обольщение, и это обольщение клерикалами, жившими в целибате [т.е. в безбрачии], воплощается в образе женщины, и отсюда возникали зло и грех. Св. Иероним сомневался в существовании женской души. Тертуллиан (160–230) придерживался аналогичного мнения. Только страх и глубочайшее презрение к женщине со стороны римско-католического духовенства могли возбудить гонения на нервнобольных, страдающих истерией женщин, заклеймив их страшным именем «ведьма».
       Выше мы видели, что начиная с XI в. европейские народы и католическо-феодальный мир прошли через ужасный кризис массовых умопомешательств. Крестовые походы, процессии самобичевальщиков, неистовая пляска, тарантелла, макабрский танец и другие эпидемии истерии и истероэпилепсии в течение четырех столетий волновали умы. Но общее возбуждение умов не прекратилось. В XV в. в жизнь европейских народов вмешивается дьявол. Начинаются повальные эпидемии демономаний (демонолатрии, демонопатии – активной и пассивной бесоодержимости). Ни одна нация Западной Европы не избежала этой эпидемии, которая крепко держалась около 300 лет. Повсюду вопреки здоровому рассудку господствовало убеждение в том, что нечестивые люди, главным образом старые женщины, обладают адскими силами творить сверхъестественные злодеяния, мучить и умерщвлять людей, питаясь их мясом и кровью, летать на дьяволовы пиры и шабаши, превращаться в животных, совершая все свои деяния по наущению дьяволов.
    Психическая инфекция быстро охватила массы народонаселения Европы, которая превратилась в убежище истеричек, слабоумных, меланхоликов, параноиков и всевозможных маньяков. Люди, психика которых была предрасположена к заболеванию, лица с расшатанной нервной системой, с предрасположением к бреду, галлюцинациям и т. д. – все они каждую минуту склонны были признать себя виновными в интимных отношениях с демонами, инкубами, суккубами и даже самим дьяволом. Одержимые с большими подробностями рассказывали о своих полетах на шабаш дьявола, показывали анестезированные места на теле – «печати дьявола» и приводили другие не менее «веские» доказательства своих общений с нечистою силою.
       Эти умственные аномалии, принявшие характер психических эпидемий, прежде всего взволновали верхи римско-католической церкви, где они по существу и получили свое начало. Папа Иннокентий VIII (1484–1492) в булле, изданной 5 декабря 1484 г. и известной под именем «Summis Desiderantes» [«желаннейшая покорность»], призывал паству к освобождению церкви от власти дьявола, от ужасов чародейства и колдовства. Руководителями по искоренению этих зол, которые после призыва папы сразу усилились, были назначены тою же буллою в качестве инквизиторов с обширными полномочиями два профессора теологии, доминиканцы Генрих Инститор и Яков Шпренгер. Шпренгер в сотрудничестве с демонологами Нидером и де Лепином выработал систему правил, при помощи которых инквизиторы могли обнаруживать виновных, и изложил их в книге «Молот на колдуний», изданной в Кёльне в 1487 г. Это была одна из самых ужасных и гибельных книг, которые когда-либо знавала всемирная история. Она стала катехизисом инквизиции, и с тех пор смертоносные костры запылали по всей Европе. В течение двух с лишним столетий на эти костры было возведено около девяти миллионов человек.
       Эта ужасная психическая эпидемия омрачила величайшие умы того времени. Фрэнсис Бэкон, Бодэн, Фернель, Лелайер, Богюэ, Парэ были исповедниками демономании. Эпидемия овладела протестантскими странами, и протестанты не обличили этой болезни. Меланхтон (1497–1560) верил в бесоодержимость, а Лютер (1483–1546) высказывался за сожжение «всех ведьм». В Англии статут Елизаветы (1558–1603), изданный в 1562 г., объявил чародейство величайшим преступлением. В Шотландии парламент издал в 1563 г. акт, устанавливавший смертную казнь для колдуний. Иаков I (1603–1625) в своем трактате о ведьмах призывал к умерщвлению ведьм и т. д. Настолько глубоко проникла вера в бесоодержимость, что еще в 1749 г., несмотря на эпоху просвещения, медицинский факультет Вюрцбургского университета совместно с богословским факультетом вынес смертный приговор колдунье.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:42 | Сообщение # 88
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    А последние колдуньи были казнены: в Испании – в 1784 г., в Швейцарии – в 1782 г., в Познани – в 1793 г. В России, в которой на Стоглавом соборе в 1551 г. русское духовенство прекратило преследование одержимых, все же последняя (да и последняя ли?) колдунья была сожжена в Новгородской губернии в 1878 г.
    Я здесь не буду останавливаться на перечислении всех наиболее выдающихся демономанических эпидемиях. Трудами Кальнеля, Реньяра, Ришера был собран большой материал, касающийся этого вопроса, и даны клинические эскизы эпидемий. Пользуясь указанными работами, а равно и другими многочисленными пособиями, я составил таблицу эпидемий одержимости, вошедшую полностью в сравнительную таблицу психических и психопатических эпидемий и солнцедеятельности, приводимую в конце данной главы. Здесь, не вдаваясь в рассмотрение каждого случая в отдельности, я могу лишь сказать, что наиболее значительные и наиболее жестокие умопомрачения в большинстве случаев хорошо совпадают с годами максимальной деятельности Солнца.
    В данном отношении заслуживает упоминания ряд эпидемий, которые, между прочим, отмечаются и психиатрами как наиболее своеобразные и наиболее распространенные. Это эпидемии 1431, 1484, 1491, 1552, 1564, 1573, 1628 и 1632 гг.
    В 1431 г. в окрестностях Берна и Лозанны несколько сот людей были сожжены по обвинению в сношениях с дьяволом и в пожирании детей. В 1484 г. в Констанце или Равенсбурге было сожжено несколько десятков человек, сознавшихся в колдовстве и обвинивших себя в сношениях с инкубами. С 1491 по 1494 г. длилась демономаническая эпидемия в монастыре Камбрэ. Монахини бегали собаками, порхали птицами, карабкались кошками и т. д. Относительно одной монахини выяснилось, что она находилась в связи с дьяволом с девяти лет и продолжала эту связь и в монастыре. Большая демономаническая эпидемия наблюдалась с 1628 по 1631 г. в Мадриде, в бенедиктинском женском монастыре. Монахини бились в судорогах и конвульсиях, заявляя, что они одержимы демоном. Чрезвычайно интересна эпидемия в урсулинском монастыре в Лудэне с 1632 по 1639 г.
    Все эти эпидемии проявили себя в годы повышенной деятельности Солнца. Только эпидемия урсулинок составляет некоторое исключение: начавшись в годы падения солнечной активности, она пережила минимум солнцедеятельности и кончилась точно в год максимума, в 1639 г., благодаря вмешательству гражданской власти.
    В славянских землях и в России вследствие указанного соборного решения 1551 г. никогда не бывало таких огромных эпидемий бесноватости, какие мы встречаем на Западе. Однако одиночные случаи бывали нередко, и об этом свидетельствуют русские летописи. Из них можно вывести заключение, что обвинения против колдунов и колдуний случались преимущественно тогда, когда страну постигали различные бедствия – голод, засухи или поветрия. Действительно, русские летописи рассказывают о неоднократных сожжениях «волхвов», обвиняемых народом в чародействе, как это и имело место в 1024, 1071 и 1411 гг.
    Первое упоминание о бесноватости в России мы находим у Феодосия Печорского в его слове о тропарях. Но лишь в XV в. появляется первая легенда о грешнице, сделавшейся бесноватою за то, что она вошла в церковь в нечистом виде. В период XVI–XVIII вв. становится известным «кличанье» как дело Св. Духа, вселившегося в человека. Первое известие о «кликушах» (от слов «кличать», «кликать», что значит пророчествовать, вещать), появившихся в Перми под именем «икотниц», относится к 1606 г. В «Описании Шуйского Воскресенского собора» мы находим первую эпидемию кликушества в России с 1666 по 1671 г. С этих пор эпидемии кликушества неоднократно появлялись вплоть до XX в. то в одной, то в другой губернии.
    Эта распространенность истерических эпидемий становится понятной, если мы узнаем, какое огромное количество кликуш было в дореволюционной России. По словам Якобия, только в одной Орловской губернии в 1903 г. было более тысячи зарегистрированных «официальных» кликуш. И действительно, мы видим, как в начале текущего века у нас разыгрывается ряд тяжелых эпидемий истерических судорог – бесноватости и эпидемий икоты. Можно отметить, что истерические эпидемии, которые наблюдались в Западной Европе в средние века, наблюдались в России в текущем столетии, да еще вблизи столицы. Полный список всех собранных нами из различных источников эпидемий кликушества до 1900 г. мы помещаем ниже, в указанной уже сравнительной таблице.



    К категории истеросексуальных эпидемий могут быть причислены очень многие массовые движения, возникающие на религиозной почве. В них религиозная настроенность является основой, на которой ткется психопатический узор, характеризующий собою движение. Религиозность имеет данные сильнее всего воздействовать на темные массы, ибо ее объектом является все таинственное, чудодейственное и неведомое. Рассматривая историю религиозных движений, поражаешься тому разнообразию форм нервно-психических заболеваний, которые возникают на религиозной почве и по временам принимают характер психопатических эпидемий, охватывающих большие человеческие массы. Всякий религиозный человек, обладающий неустойчивой психикой и расшатанной нервной системой, может стать участником таковой эпидемии, но женщины и девушки захватываются в ее психопатический вихрь по преимуществу и благодаря своим физиологическим особенностям и истерической конституции играют всегда главнейшую роль во всех психопатических движениях.
    Одними из самых длительных и великих умственных эпидемий по справедливости следует признать христианство, буддизм, магометанство, конфуцианство и т. д. Учение Христа и его последователей вызвало огромную психическую эпидемию, длящуюся вот уже около двух тысяч лет и ставшую основой всех многочисленных инстинктов европейского мира. Но, распространяясь в форме психической эпидемии, христианство в некоторые эпохи вызывало явно психопатические движения вроде фанатически-сектантских вероучений, массовые переселения, массовые паломничества, крестовые походы, эпидемии флагеллантов, пляски св. Витта, бесо- и зверо-одержимости, эпидемии конвульсионеров, истерических судорог, икоты, самоуничтожения и т. д. Двигающей силой всех этих психопатических явлений была религиозность фанатических, неразумных и истерических масс, превратно понимающих внутреннюю сущность религии и искажающих до неузнаваемости своими поступками религиозные предначертания христианства.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:43 | Сообщение # 89
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Еще более богаты истерическими чертами другие религии. В то время как людьми Запада главным образом руководят идеи, большинством наций Востока, исповедующих магометанство, управляют эмоция, инстинкт. Поэтому магометанство следует признать религией по преимуществу истерической. Действительно, созданная эпилептиком, эта религия с огромною быстротой, свойственной заразной эпидемии, завоевала Восток. И в наши дни в психическом состоянии строгих последователей Пророка часто можно отыскать патологические черты: неравномерное развитие умственных способностей, стихийную веру в могущество сакраментальных слов, наклонность к коротким вспышкам гнева, половые аномалии, зрительные и слуховые галлюцинации. Большинство почитаемых святых среди магометанских сект – душевнобольные, у которых все эти черты проявились особенно резко. Внушение представляет одну из основных черт исламизма. Правоверные стекаются огромными массами в определенные молитвенные пункты и повторяют одно и то же слово сотни раз. Здесь работа мысли отсутствует, а имеется одно лишь гипнотическое состояние, охватывающее эти массы. Начинаются общее возбуждение, пляска, дикие вопли, драка, непристойные сцены... Из недр этой толпы выходят галлюцианты, пророки, теоманы, одержимые бредом и ажитирующие темные народные массы. Эти религиозные помешанные быстро приобретают фантастических прозелитов. И вот возникает психопатическая эпидемия, которая представляет типичную форму распространения религии.
       Но не следует думать, что этими видами массовых религиозных психопатий богаты средневековье или мусульманский Восток. Не следует думать, что только в темное средневековье могли развиваться явления подобного рода. Несмотря на громадное различие социального уклада в средневековой и, например, в американской жизни, мы только за одно XIX столетие можем насчитать в Америке около десяти больших психопатических эпидемий на религиозной почве. Все эти эпидемии возникали и проходили под флагом религиозного возрождения и охватывали самые широкие слои американского общества. Достаточно было на арене американской жизни появиться какому-либо помешанному, впавшему в религиозную паранойю, как психическая инфекция влечет к нему десятки тысяч людей, которые дни и ночи проводят в церквах, яростно молятся и затем конвульсируют на многотысячных религиозных митингах. Американские религиозные эпидемии хорошо уживаются с повальным развратом. Начавшись в тоне высоконравственных идеалов возрождения человеческой природы, они вскоре из религиозных маний превращаются в мании сексуальные! Такого рода религиозные эпидемии имели место в Америке и 1815, 1832, 1840, 1843, 1857–1858, 1873, 1893 гг. и были описаны рядом авторов. В 1885 г. в Канаде вспыхнула религиозно-политическая эпидемия. Также религиозная эпидемия распространилась в 1902–1904 гг. в Америке среди русских эмигрантов-духоборов. Переселившись с Кавказа в Канаду при поддержке английских и американских квакеров, духоборы образовали значительную колонию, вступив, однако, вскоре в столкновение с законами нового отечества по вопросу о частном землепользовании. Первый взрыв фанатизма выразился в проявлении явных признаков религиозного помешательства. Они разогнали рабочий скот, отказались от мясной пищи, сбросили одежду животного происхождения и впрягли в плуги женщин. Одновременно появились с пламенными речами пророки, впадающие в экстаз, конвульсии и галлюцинирующие Христом. Их влияние на массы было так велико, что значительная часть населения отправилась в десятиградусный мороз «искать Христа» по Канаде. Процессии этих сумасшедших пилигримов производили тяжелое впечатление и не оставляли сомнения в своем патологическом происхождении.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:43 | Сообщение # 90
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    В России с ее многочисленными сектантами сплошь да рядом развивались психопатические эпидемии на религиозной почве. О некоторых эпидемиях, как, например, об эпидемиях самоуничтожения, я говорил выше. Сейчас отмечу лишь следующее: и здесь, как и всюду, половые оргии, кровожадность и благочестивые упражнения смешивались в чудовищном хаосе.
        Совершенно исключительного внимания заслуживает одна из таких эпидемий, длившаяся в течение 1892 г. в Васильевском уезде Киевской губернии. Эта эпидемия получила название Малеванщина по имени жителя города Тараща Кондратия Малеванного, который, страдая хроническим помешательством, и дал толчок к развитию этой эпидемии. Последняя возникла вместе с проповедью Малеванного о скором наступлении страшного суда и почти одновременно охватила несколько деревень, причем к движению присоединились не только крестьяне православного исповедания, но даже местные католики и протестанты. Внешне эта нервно-психическая эпидемия выразилась в резком изменении обычного образа жизни населения, которое отказалось от работы, пребывая в бездействии и радостной экзальтации, продавало имущество в ожидании кончины мира и беспрерывно участвовала в сходках, сборищах и своеобразного характера радениях.
    Главная черта этой эпидемии – «неудержимая потребность у заболевшего населения собираться массами и предаваться порывам психического возбуждения, которое сопровождается судорогами, галлюцинациями и экстазом и распространяется постепенно на всех участников собрания». Последнее обстоятельство указывает с достаточною очевидностью на'то, что в данном случае имела место повальная психическая болезнь, выражающаяся в массовом возбуждении заболевших. Собрания заканчиваются общими судорогами, которые, появясь у одного из участников, быстро распространяются на других и являются самым желательным моментом для участников и целью их сборищ. «Такие собрания,– пишет Сикорский,– лишенные всякого молитвенного или религиозного оттенка, производили крайне тягостное впечатление на зрителей-врачей своим странным демономаническим характером». Эти судороги проявляются в виде вскрикиваний, всхлипываний, слез, икоты, отрыжки, свойственных истерии. Затем, чаще,– в виде страстных поз, а также в разнообразных ритмических подражательных движениях. Среди этих движений нередко встречаются такие, которые показывают, что причиною их появления была физическая страсть к другому полу, сопровождающаяся соответствующими галлюцинациями. Вообще не остается сомнений в том, что одною из главных причин всех этих собраний служили проявления половой сферы. Часто случалось, что во время экстатических плясок с судорогами женщины бросались к мужчинам с чувственным страстным поцелуем, обнажали себя до пояса, срывая одежды и продолжая одновременно прыгать и кричать.
        Высшая степень возбуждения вызывала у некоторых участников сборищ особое возбуждение центра речи, выражавшееся в потоках бессмысленного словоизвержения, иногда имеющего характер несомненных импровизаций. Многие из участвующих в экстазе и судорогах обнаруживали полную или частичную анестезию с одновременным изощрением осязательных аппаратов. Женщины играли главенствующую роль и руководили всеми действиями собраний, одушевляя мужчин, обнаруживающих полную пассивность воли и преобладание над нею расслабленной эмоциональной сферы.
       Существует еще один тип истеро-религиозных эпидемий. Это эпидемии паломничества и пилигримства. Из истории всех веков легко заключить, что стремление к поклонению святым местам почти всегда проходило эпидемически. Гиббон пишет, что в эпоху, предшествовавшую крестовым походам, «франки выказывали такое усердие в деле благочестивых странствований, какого у них не замечалось ранее, и большие дороги покрывались толпами людей обоего пола и всякого звания, высказывавших желание дожить только до той минуты, когда приложиться к гробнице своего Искупителя... Принцы и прелаты отказывались от забот о своих владениях, и многочисленность этих больших караванов служила прелюдией для тех армий, которые в следующем столетии выступали в поход под знамением креста».
       Мы встречаем эпидемическое паломничество с верою в избавление от болезней в глубокой древности к храмам Сераписа и Асклепия, а в недавнее время – к Лурду и Кноке или к мощам православных святых. Изменилась форма этих паломничеств, но их сущность осталась неизменной.
       В истории христианства можно отметить и другие эпидемии.
       Так, распространение иконоборчества в VIII и IX столетиях и связанных с ним религиозных споров носило характер психических эпидемий. Известно, что в Сирии около 719 г. были уничтожены все иконы и поклонение им было запрещено. Эпидемия иконоборчества имела место во Франции во время Великой революции, когда в 1789 г. по всей стране пылали костры, на которых среди пляски и диких воплей, опьянявших людей, сжигались бесчисленные количества драгоценнейших предметов религиозного культа.
    Все достоверные случаи больших массовых помешательств на религиозной почве, найденные мною в исторической и психиатрической литературе, я привожу в сравнительной таблице психических и психопатических эпидемий.
       Затем я задался целью проследить, как распределяются во времени основные массовые религиозные движения, имеющие то или иное решающее значение в истории церкви, дабы сравнить затем это распределение с ходом солнцедеятельности. К настоящему моменту выполнена лишь небольшая часть задуманной работы. По моему предложению А. И. Мутуль, которому я здесь считаю долгом принести мою благодарность, проштудировал по ряду руководств историю римско-католической церкви за время с 1000 по 1900 г., и результаты своей работы я представил в диаграмме, в которой нанес в виде треугольников даты максимальных напряжений в деятельности Солнца.
    Из рассмотрения этой диаграммы вытекает то следствие, что между развитием основных моментов в жизни римско-католической церкви, связанной с движениями больших масс, и максимальными напряжениями в деятельности Солнца существует известная зависимость. Здесь можно также отметить, что 70% всех вселенских соборов падает на время солнечных максимумов. А известно, что вселенские соборы созывались всякий раз, когда догматические устои церкви колебали массовые религиозные движения, возникающие под влиянием лжеучений и ересей.

     Эпидемии коллективных галлюцинаций.
       Можно, конечно, не соглашаться с включением рассмотрения коллективных галлюцинаций в настоящую работу, так как по существу таковые лежат несколько в стороне от трактуемого вопроса. Однако если я решаюсь говорить здесь о коллективных галлюцинациях, так исключительно потому, что они все же являются продуктом определенного нервно-психического состояния человеческой массы и дают образы, являющиеся результатом коллективного творчества.
       Далее, несомненно то, что для возникновения коллективной галлюцинации необходимо особое состояние центрального органа нервной системы – головного мозга, претворяющего притекающие с периферии раздражения в такую психологическую реакцию, которая выражается в форме галлюцинации. Следовательно, галлюцинации должно рассматривать как отраженные, рефлекторные явления со стороны периферических нервов при обязательном особом предрасположении головного мозга.
       Основываясь на этой элементарной схеме механизма возникновения галлюцинаций и не вдаваясь в подробное рассмотрение теорий, предложенных для объяснения галлюцинаторного процесса, все же необходимо отметить, что процесс этот должен рассматриваться как процесс психопатологический и что люди, переживающие его, находятся в тот момент вне пределов душевной нормы. В то время как для душевно-здорового человека галлюцинации или иллюзии представляют редчайшее исключение и могут возникнуть лишь при определенном потрясении нервно-психического аппарата, еще старая статистика Бриер де Басмона показала, что галлюцинации обнаруживаются у 63% душевнобольных. Отсюда, впрочем, еще не следует, что галлюцинации являются признаком временного душевного заболевания. По-видимому, они возникают там, где даны условия для их развития: неустойчивая нервная система, повышенная впечатлительность и т. д.
    Галлюцинаторный процесс, будучи процессом по преимуществу интеллектуальным, находится все же в зависимости от эмоциональной стороны душевной жизни, ибо известно, что галлюцинации легко развиваются при различных аффективных состояниях: при аффекте страха, при религиозном экстазе и т. д. Следует думать, что эмоция облегчает возникновение галлюцинации, подобно тому как галлюцинаторному процессу способствует также болезненное изменение сознания, его помрачение и сужение.
       Таким образом, для возникновения галлюцинации нужна сумма некоторых условий, заключающихся в ряде определенных нарушений нервно-психической деятельности, и с этой точки зрения хронология коллективных галлюцинаций может иметь некоторое отношение к нашей теме независимо от того, что явилось ближайшей причиной их существования.
       Во всемирной истории и в психиатрической литературе мы встречаем ряд массовых зрительных галлюцинаций. Ниссенус описывает ряд коллективных галлюцинаций, имевших место во время чумной эпидемии в Александрии в 263 г. до н. э. Известна коллективная галлюцинация – «видение», явившееся на небе войскам Константина Великого перед началом сражения в 312 г.,– крест с надписью: «Сим победиши». Из эпохи крестовых походов дошли сведения о ряде массовых галлюцинаций, принимавших огромные размеры. Мишо дает описание галлюцинаций во время битв при Дорилее и Антиохии в 1097 г., в день взятия Иерусалима – в 1099 г. и др. На них же ссылаются в своих трудах и другие авторы.
       Русские летописи запечатлели массовую галлюцинацию войск на Куликовом поле 8 сентября 1380 г. Во время эпидемии пляски св. Витта в 1375 г. в Германии многие утверждали, что видели под ногами струящиеся по земле потоки крови, из которых они старались выскочить и потому высоко подбрасывали ноги. В «Послании о земном рае» новгородского архиепископа Василия (XIV в.) имеются указания на массовую галлюцинацию, испытанную новгородскими купцами во время их путешествий. Английский мистик Пордедер (XVII в.) описал коллективную галлюцинацию, виденную им и его учениками. Известны галлюцинация, испытанная шведским королем Карлом XI и его приближенными, и галлюцинация, виденная незадолго до кончины царицы Анны Иоанновны ее придворными, в том числе и Бироном. Массовую галлюцинацию видели во время путешествия по Африке. Чрезвычайный интерес представляет одна массовая галлюцинация, разразившаяся во время франко-прусской войны 1870–1871 гг. среди крестьян прирейнских областей и принявшая форму галлюцинаторной эпидемии. Эта эпидемия захватила тысячи лиц и длилась в течение нескольких месяцев, возникая в различных местах, причем созерцаемые видения повсюду были одинаковы. В тот же период наблюдались массовые галлюцинации в Метце при осаде Парижа, при бомбардировке Страсбурга. Описана массовая галлюцинация ночного кошмара среди солдат в Калабрии. Известен случай массовой галлюцинации в Леснинском монастыре Седлецкой губернии в 1874 г. Галлюцинация возникла после перенесения почитаемой местным населением иконы из униатского монастыря Лесна в одну из православных церквей. Тотчас в народе распространился слух о том, что икона «ушла из православной церкви и сама шествует в небесах». Этот слух повлек за собой взрыв религиозного фанатизма, толпы народа явились на поклонение иконе, и массовая галлюцинация охватила всех: все видели икону, летящую в облаках.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:44 | Сообщение # 91
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Другой случай эпидемических галлюцинаций наблюдался летом 1885 г. в Северной Италии во время распространения холеры в Сицилии. Встревоженным обитателям горного ущелья представилась Мадонна в черном, обрызганном кровью одеянии. Она проливала слезы и пророчила несчастья. Число лиц, видевших Мадонну, быстро росло, и вскоре тысячи лиц различного возраста стали впадать в экстатическое состояние. В местах, где показывалась Мадонна, зажигали огни и толпы собирались для молитвы. Чтобы прекратить эту эпидемию, итальянское правительство должно было прибегнуть к энергичным мерам воздействия.
      Никитин описал коллективную галлюцинацию, наблюдаемую им в 1904 г. во время торжеств в Саровском монастыре.
    Наконец, общеизвестны газетные описания массовых галлюцинаций на различных фронтах в период мировой войны 1914–1917 гг.
    Наконец, я хотел бы остановиться на ряде других массовых психозов, которых в истории отыщется, быть может, не так и много, но которые все же по временам глубоко потрясают общественный организм. Это единичные случаи патологических вспышек массовой умственной деятельности, оригинальные нервно-психические или психопатические взрывы массовой деятельности. Мы знаем, что в последние годы Римской республики пристрастие к празднествам, играм, конским ристаниям в цирке проявлялось в Риме с болезненной горячностью. Посещавшие этот город иноземцы уже и тогда удивлялись, до какой степени эти игры могли быть предметом нескончаемых разговоров, споров и перипетий в столице. Чем значительней деспотизм подавлял в римском народе свободное проявление человеческого духа и живой интерес к более важным вопросам общественности, тем более страстно он льнул к играм, зрелищам и забавам различного характера. Эти безобразия и пороки Древнего Рима, эти цирковые игры и скачки перенеслись в Византию, где возросли до размеров небывалой в истории человечества, чудовищной психической эпидемии.
       Вначале в византийском цирке было четыре цвета, по которым отличали упряжки коней, их возниц и их собственников; позднее – два цвета: зеленый и голубой. Каждый житель считал своим долгом примкнуть к той или иной партии цирка, ибо под последними скрывались церковные и политические интересы различных групп населения. Поток общественной и политической жизни, запруженный в одном месте, пробил себе дорогу в другом, еще более опасном для существования государства и общества. И вот, несмотря на благополучное существование страны, могущество императора Юстиниана I (527–565) было потрясено в один прекрасный день партией цирка! Император оказывал покровительство «голубым», и в 532 г. вспыхнуло вдруг такое восстание «зеленых», что и жизнь императора и судьба трона оказались в опасности...
       Около 1000 г. н. э. вся христианская Европа была охвачена одною ужасною и роковою мыслью – о конце мира. Вера в светопреставление проникла во все умы и сердца: кончина мира должна была наступить с началом 1000 г. В истории человечества предсказания о кончине мира случались не раз. Это были предсказания Сивиллы, восточной девы-язычницы, пророчицы того небесного гнева, который должен в один прекрасный день развеять по пространству золу уничтоженной вселенной. Сивиллины пророчества тревожили и греческий и римский мир, но никогда не создавали такого всеобщего безумия, как в эпоху, предшествовавшую 1000 г. И чем ближе подходило время к 1000 г., тем различные страхи и смертельная боязнь все глубже вселялись в человека. В период 990–1000 гг. люди жили только страхами, слухами, один страшней и вздорней другого, пророчествами. Все было преувеличено и приукрашено в их глазах. Обычные явления природы принимались за нечто невообразимо ужасное. Видения, таинственные голоса, массовые галлюцинации зрения и слуха наблюдались повсюду. Страх перед кончиной мира и страшным судом в некоторых странах сочетался с повальными болезнями, голодом и другими бедствиями, что доводило до крайности этот жуткий всеобщий психоз. Храмы были переполнены молящимися, повсюду совершались богослужения со страстными мольбами прощения и помилования. Торжественные процессии величественных князей церкви, блестящие ризы и стройные хоры певчих сочетались с рубищами безумствующих людей, со сценами неописуемого ужаса и отчаяния.
       Но вот 1000 год благополучно минул. Тягостное напряженное ожидание конца мира сменилось бурным стремлением человечества возблагодарить небо за избавление от гибели. Мир за три года переменился до неузнаваемости: он ожил и расцвел, несмотря на многочисленные бедствия, которые еще давали знать о себе повсюду в Европе. Храмы начали украшаться и переполняться больными, благодарящими за спасение. Депрессивная психическая пандемия сменилась столь же мощной психической реакцией, выразившейся во всеобщем маниакальном возбуждении восторга и радости.
       Повальные болезни, как холера или чума, молниеносно уносящие десятки тысяч людей из жизни, действуют на воображение и нервную систему здоровых людей так сильно, что служат толчком к возникновению бунтов и восстаний, охватывающих иногда огромные народные массы.
       Вторая пандемия холеры прошлого века произвела повсеместно в Европе сильное впечатление, которое выразилось во многих местах холерными бунтами. Народным массам было трудно свыкнуться с мыслью, что действительно существует болезнь, способная в течение одного-двух дней, а иногда и того меньше убить совершенно здорового и крепкого человека. Холерные припадки, напоминающие отравления сильными ядами, быстрая смерть и неудержимое распространение болезни между беднейшими слоями населения возбудили невольные подозрения в злонамеренных отравлениях и вызвали во многих местах взрыв народного негодования, который обрушился на врачебный персонал. У нас в период 1830–1831 гг. холера послужила причиною народных волнений в Тамбовской, Калужской, Московской и других губерниях. Большую известность приобрел так называемый холерный бунт в Петербурге. Второго июля 1831 г. народ окружал кареты, в которых возили холерных больных, и вступал в борьбу с полицейскими чиновниками и конвоем. На следующий день, с наступлением ночи, разъяренная толпа ворвалась в госпиталь, вытащила на улицу больных, чтобы отправить их домой, избила двух врачей и одного жандарма, переломала холерные кареты и произвела другие бесчинства
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:44 | Сообщение # 92
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Аналогичные беспорядки происходили в то же время в Венгрии, где народ также подозревал отравления. Массовые беспорядки имели место в Англии. Например, в Бирмингеме разнесся слух о том, что хоронят живых. Толпа проникла на кладбище, разрыла могилы, переломала гробы и убила нескольких лиц, заподозренных в воображаемом преступлении. Подобные сцены разыгрались в нескольких городах Франции и Испании. В Сицилии в 1837 г. во время холерной эпидемии произошла кровопролитная резня. В период 1892–1893 гг. холерные бунты прокатились по России. Из них Астраханский холерный бунт приобрел большую известность. Знаменит также Московский чумной бунт 1769 г., усмиренный генерал-лейтенантом Еропкиным.
       Нет такой области в человеческой жизни, где бы психическая инфекция не проявила бы себя в виде психических эпидемий: политика, парламентаризм, военное дело, коммерция, искусство и т. д.
       Маскау описывает знаменитую психическую эпидемию, так называемую тюльпаноманию, охватившую голландцев в 40-х годах XVII в.
    Началась она с того, что все население – дворяне, горожане, фермеры, механики, моряки, лакеи, горничные, трубочисты, торговки старым платьем взялись за торговлю тюльпанами, которые, конечно, быстро стали повышаться в цене. Цены на луковицы некоторых видов достигли нескольких тысяч флоринов. Во всех городах Голландии были организованы торги для сбыта луковиц. Богачи разорялись, бедняки делались богачами. Но все безумно, слепо и упорно верили в то, что страсть к тюльпанам, охватившая уже не только Голландию, но и соседние страны, откуда текли в Голландию деньги, будет продолжаться без конца и что ценность объекта всеобщего безумного увлечения будет вечна и незыблема. Реальные ценности, земли, дома продавали за разорительную цену, чтобы приобрести на рынке несколько десятков тюльпанов. Однако вскоре пробил должный час, началась реакция, народное умопомешательство голландцев кончилось, и общая паника охватила всю страну: цена на тюльпаны стала ниже обычной, и тысячи людей были окончательно разорены.
       В 1717 г. аналогичная эпидемия финансовой спекуляции прокатилась по Франции в связи с учреждением компании для торговли на западном берегу Миссисипи. Вождем этой эпидемии был шотландец Джон Ло, обещавший всякому, кто вложит свои средства в предприятие, 120 % прибыли. 300 000 требований на акции новой компании поступили мгновенно. Толпы, состоящие из герцогов, графов, осаждали дом Ло. Существует рассказ, будто бы горбун, ходивший по улицам и отдававший свой горб в качестве конторки для неистовых спекулянтов, нажил значительное состояние. Однако вскоре дело компании рухнуло, и французы с воплями отчаяния должны были выйти из этого спекулятивного транса.
       Через несколько лет финансовая эпидемия охватила англичан. Распространенная басня о возможности наживы сделала свое дело.
    В форме массовых, повальных эпидемий распространялись и другие социальные явления. Так, например, можно сказать, что существует особый «психоз воровства или грабежа», или «эпидемия похищений». Эпидемии грабежа всегда сопровождают массовые социальные явления. Революция развязывает руки и у людей, которые никогда не прочь поживиться чужим добром. Возможность грабежа являлась во все времена одним из веских стимулов для поднятия восстаний. Об этом говорили еще Платон и Тацит. Примеры этого мы видим и в древности, и в новые времена. Маколей в IV томе истории Англии описал целую эпидемию разбоя и воровства со взломом, случившуюся в Англии в 1692 г. Но с другой стороны, существует нечто вроде эпидемического распространения и понятия о честности и связанного с этим понятием поведения. Пример такого необычного явления мы находим у Тарда. Во Франции при Людовике XIII (1610–1643) получили эпидемическое распространение случаи дуэли. Эта эпидемия не прекратилась даже тогда, когда кардинал Ришелье казнил некоторых дуэлянтов как простых убийц. При дворе Людовика XIV (1643–1715) разразилась своеобразная эпидемия отравлений. Начало этой эпидемии было положено знаменитым процессом маркизы Бренвилье.
       Массовые половые психопатии известны во все времена. В Библии мы встречаем легенду о гибели Содома и Гоморры. Повальный гомосексуальный разврат эпидемически распространился по Риму в царствование Гелиогабала (218–222), а в недавнее время – среди солдат в Новой Каледонии, в Бразилии и в других странах. Эпидемии разврата процветали в средние века. Так, во Франции во времена Карла Великого (771–814) не было ни одного города без нескольких десятков публичных домов. На улицах Парижа не было прохода от публичных женщин. Изнасилование девушки считалось самым невиннейшим поступком. Часто бывало так, что в одном и том же доме бывали школа для детей и публичный дом. Этому обстоятельству было обязано повальное распространение гонореи и сифилиса в средние века. Известны массовые сексуальные эпидемии на Востоке. Описана всеобщая половая психопатология во Франции в 1848 г. Описаны эпидемия мастурбации в одной берлинской школе, эпидемия изнасилований в 1903 г. и т. д.
       Наконец, можно указать на истерическую эпидемию водобоязни, когда под впечатлением одного случая водобоязни заболело 90 человек, на эпидемию потери голоса в одном из петербургских закрытых учебных заведений и т. д.
       Эпидемические психозы наблюдаются во времена крупных стихийных бедствий и катастроф, во времена голодовок, землетрясений и т. п. При голодовках эпидемически может распространяться каннибализм, при землетрясениях – повальный страх, боязнь за жизнь, трусость.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:45 | Сообщение # 93
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Описаны эпидемии эмиграции и массовых переселений, эпидемии наркомании (морфинизма, кокаинизма, алкоголизма, курения табака и др.).
    Сравнительные таблицы
    Психические и психопатические эпидемии









     Рассматривая этот перечень, легко увидеть, что массовые психозы падают как на эпохи максимумов, так и на эпохи минимумов, однако с одною очень важною и существенною разницей: как видно, за 1000-летний период времени на 68 эпох максимумов и минимумов падают психические эпидемии; из этого числа мы имеем 49 эпох, максимумов и лишь 19 эпох минимумов, занятых психическими эпидемиями. Иными словами, из всех эпох, занятых эпидемиями, 72% приходится на эпохи максимумов и лишь 28% – на эпохи минимумов. Эта разница уже настолько существенна, что, даже пользуясь этим скудным материалом, мы можем говорить об известной закономерности распределения эпидемий во времени в связи с периодической деятельностью Солнца. Если бы мы обладали более точным материалом, таким, например, каким обладает историческая наука, то и в отношении распределения массовых психозов по эпохам солнцедеятельности, по-видимому, получили бы еще более показательные цифровые данные.
    Действительно, обратимся к рассмотрению некоторых выдержек из того статистического материала, который был мною собран в процессе исследования.
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:47 | Сообщение # 94
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    На основании вышеизложенного можно сделать предположение, что такие выдающиеся лица древности, как Мильтиад, Фемистокл, Кимон, Перикл, Лизандр, Пелопид, Эпиминонд, Ганнибал, Марий, Сулла, Спартак, Катилина, Верцингеторикс, Цезарь, Германии, Цивилис и многие другие, впервые появились на арене, общественной жизни или впервые приобрели общественное значение в эпохи максимумов пятнообразовательной деятельности Солнца.
    Из периодический таблицы легко увидеть, что перечисленные лица выдвинулись как раз в серединах концентраций исторических событий.
    Об оживленной религиозной жизни можно судить по вселенским соборам, которые собирались всякий раз, когда церковь претерпевала большие неурядицы вследствие ересей или раскола:

    Максимум 322 г. (?)325 г.Никейский 1-й

    Минимум ?381 г.Константинопольский 1-й

    Максимум около 432 г.431 г.Эфесский

    Максимум 450 г.451 г.Халкедонский
    Максимум около 554 г.553 г.Константинопольский 2-й?680 г.Константинопольский 3-й

    Максимум 786 г.787 г.Никейский 2-й

    Минимум ?869 г.Константинопольский 4-й
    Минимум ?1123 г.Латеранский 1-й
    Максимум 1137 г.1139 г.Латеранский 2-й
    Минимум ?1179 г.Латеранский 3-й
    Максимум 1213 г.1215 г.Латеранский 4-й
    Максимум 1245 г.1245 г.Лионский 1-й
    Максимум 1276 г.1274 г.Лионский 2-й?1311 г.Вьенский (Дофин)
    Вероятный максимум 1413 г.1414 г.Констанцский
    Максимум 1431 г.1431 г.Базельский
    Минимум ?1439 г.Флорентийский
    Вероятный максимум 1510–1511 гг.1512 г.Латеранский 5-й?1545–1563 гг.Трентский
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:47 | Сообщение # 95
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Если не считать Трентского собора, длившегося долгое время, то 68% всех вселенских соборов падает на эпохи максимумов солнцедеятельности.
    Само собою разумеется, что дать исчерпывающий список всех известных истории массовых умственных движений в настоящей работе нельзя. Да я и не стремился здесь к осуществлению подобной задачи. Мне представлялось существенным установить тот факт, что важнейшие и наиболее крупные повальные возбуждения психики, овладевавшие человеческими массами, имели тенденцию совпадать с эпохами солнечных максимумов.
    Трудно себе представить, сколь разнообразны могут быть эти массовые возбуждения и массовые увлечения, предрасположение к которым увеличивается в годы повышенной деятельности Солнца. Я здесь остановлюсь еще на нескольких примерах, не претендующих на какую-либо полноту.
    Так, например, с эпохою назревания максимума совпали знаменитое массовое увлечение конскими ристалищами в Константинополе и восстание «Ники» в 532 г. Идеи о «светопреставлении» распространились в эпохи двух максимумов – в 990–1000 гг. Идеи о «Мире Господнем» волновали умы также в период двух максимумов – в 1030–1040 гг. Открытие Америки Колумбом произошло в год максимума, в 1492 г., и вызвало огромное умственное движение в Европе. Парижская Фронда имела место в эпоху максимума – в 1648–1653 гг. Замечательно, что наиболее крупные массовые увлечения балетом падают на эпохи максимумов: так, начало нового балета в Италии– 1489 г., эпоха увлечения знаменитым балетом в Лувре – 1581 г., первое увлечение балетом в России–1675 г. и, наконец, «Указ об ассамблеях»– 1718 г. приходятся на годы высокого подъема в солнцедеятельности. Наиболее известные холерные и чумные бунты обычно свирепствуют в эпохи максимумов солнцедеятельности, например в 1769–1770 гг., 1830–1831 гг., 1837 г., 1892–1893 гг. Всевозможного рода массовые спекуляции, судебные процессы и т. п. имеют наибольшее число шансов привлечь всеобщее внимание тогда, когда они падают на годы высокой деятельности Солнца, как, например, «проект Миссисипи» 1717 г., «химера Южного моря» 1729 г., Панамское дело 1893 г., процесс Дрейфуса 1894–1895 гг. и т.п. Заметим здесь, что в известном соотношении с солнцедеятельностью стоит образование различных корпораций, ассоциаций, союзов, лиг и пр., например:
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 18:47 | Сообщение # 96
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Вероятный максимум 1168 г.1167 г.Союз ломбардских городов
    Максимум 1242 г.1241 г.Союз ганзейских городов
    Максимум 1353 г.1352 г.Союз швейцарских городов
    Максимум 1383 г.1381 г.Союз швабских городов
    Вероятный максимум 1510 г.1508 г.Камбрейская лига
    Максимум 1520 г.1524 г.Ратисбонская лига
    Максимум 1527 г.1530 г.Шмалькальденская лига
    Максимум 1588 г.1587–1588 гг.Лига священного единения – максимум ее активности
    Максимум 1685 г.1686 г.Аугсбургская лига

    Наконец, укажу здесь еще на одно любопытное обстоятельство, мимо которого я не считал возможным пройти. Это массовые психозы у животных. Можно, к сожалению, отметить, что никаких исследований по данному вопросу не имеется. Существует лишь несколько литературных указаний о массовой панике лошадей в 1871 г.
    В том году в Англии один за другим имели место три массовых психоза среди кавалерийских лошадей. В первый день появления психоза были охвачены им 300, во второй день – 75 и в третий – 40 голов. В том же году в Петербурге коллективный психоз охватил 900 голов лошадей кирасирского полка, большинство из которых забежало в глубь Финляндии, и многие из них погибли в пути. Как известно, 1871 год является годом очень высокой деятельности Солнца, когда относительное число пятен было равно 111,2. Понятно, что высокие напряжения и бурные пертурбации в ходе физико-химических элементов внешней среды могли возбуждающим образом подействовать и на животных. Замечательна синхроничность лошадиных паник в Англии и в России с развитием массовых движений по всей Земле, имевших место в 1870–1871 гг.
    Александр Леонидович Чижевский

    Извините, таблицы получаются косо
     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 19:40 | Сообщение # 97
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline




     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 19:41 | Сообщение # 98
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline


     
    lu-chiaДата: Ср, 23.05.2018, 19:47 | Сообщение # 99
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Цитата Пиркс ()
    а психические заболевания" у меня yota блокирует
     

    разместила я это главу, вряд ли она тут к месту, ну да ладно, сайт тот и у меня открывается через раз. При нажатии на "оглавление" предлагают купить домен. А саму книгу тоже не могу найти.
     
    Ракурсы » Вселенная » Следы звезд » Русский космизм
    • Страница 5 из 5
    • «
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    Поиск:


    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz


    Для добавления необходима авторизация