Вт, 21.08.2018, 15:24
Приветствую Вас Гость | RSS

  • такие разные лица (57)
    [Планета людей]
  • Средняя Азия, Ближний Восток в древности (37)
    [Истоки]
  • С Днем рождения, Лучия (10)
    [С улыбкой]
  • психология собственника (0)
    [Яблочко от яблоньки]
  • Не бойтесь Бога (49)
    [Идея]
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Ракурсы » Миры земные » Биология, наука о живом » Земное эхо солнечных бурь
    Земное эхо солнечных бурь
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 10:09 | Сообщение # 1
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    http://aiki-podgotovka.ru/book3/Chigevsky.htm
    Да, это Чижевский

    В 1930 г. в Москве вышла в свет книга Чижевского «Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность Солнца» (тиражом... 300 экземпляров), в которой автор опубликовал часть собранного им статистического материала об эпидемиях с целью показать теснейшую связь коллективных реакций живых организмов на почти неуловимые, малейшие изменения внешней среды, обусловленных периодической деятельностью Солнца и оставшихся вне поля зрения эпидемиологов, равно как и всей практической медицины. Чижевский выступил с новой, хорошо обдуманной концепцией «эпидемических катастроф», расширяя рамки понимания наиболее темных проблем эпидемиологии и приоткрывая завесу в, образно говоря, машинное отделение природы, где сосредоточены механизмы эпидемиологических явлений. «Нашей задачей являлось,— писал он в конце книги,— представить в широком общебиологическом освещении вопрос о переходе жизненных качеств вируса из латентного состояния в активное и под влиянием изменений в окружающей организм физико-химической стихии» (стр. 163). Он не абсолютизировал своих взглядов на механизм эпидемических возмущений. «... На их безошибочность мы вовсе не претендуем. Их следует рассматривать лишь как первую попытку построить рабочую гипотезу, не более» (там же). Вместе с тем он предостерегал эпидемиологов от упрощенного понимания сложных причин эпидемий.
    Ученый не был столь наивен, чтобы принимать известное состояние солнечной активности за причину эпидемического распространения тех или иных болезней. «Такого рода заключение было бы совершенно неверно,— подчеркивал Чижевский, предвидя возможные упреки оппонентов. — Деятельность Солнца, по всему вероятию, лишь способствует (выделено нами. — О. Г.) эпидемиям, содействует более быстрому их назреванию и интенсивности. Это нужно разуметь в том смысле, что та или иная эпидемия благодаря ряду биологических факторов могла бы иметь место и без воздействия солнечного фактора, но без последнего она могла бы появиться не в тот год, когда действительно имела место, и сила ее развития была бы не та, что на самом деле»

    В огромном океане жизни перед взорами естествоиспытателей встает масса взаимно переплетающихся процессов, находящихся в состоянии развития и периодических возмущений. На каждый объект живой природы действует бесчисленное множество внешних сил: «... всякое органическое существо в каждое данное мгновение является тем же самым и не тем же самым» (Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. М., 1969, стр. 17). Но там, где на поверхности имеет место, казалось бы, лишь игра случая, с неуклонной последовательностью в массе событий проявляет себя необходимая закономерность. Заметим, что случайность всегда нечто относительное и всегда находится в точке пересечения необходимых процессов. Случайное и необходимое диалектически сплетены в каждом единичном явлении, масса же случайных событий, проявляющихся в более или менее однородных объектах, характеризуется статистическими закономерностями, выражающими меру необходимости случайного, стохастического. Поэтому вполне естественным был математико-статистический метод исследования, взятый Чижевским в качестве основного на первых этапах изучения солнечно-земных связей.Проанализировав огромный материал в историческом аспекте, он обратил внимание на то, что ранее эпохи стихийно-катастрофических явлений в природе связывались с появлением разного рода «знамений», причем системы предзнаменований во все времена были тождественны в смысле объектов, предвосхищающих те или иные массовые события на Земле. Чаще всего эти системы носили религиозный характер, за которым стоял объективный источник: общественные отношения и реальность окружающей природы. Увлекаясь поэзией сравнений и преувеличивая роль небесных «знамений», древние впадали в мистику. Однако, критикуя последнюю, многие ученые в силу известной недостаточности научных данных отрицали наличие причинно-следственной связи между массовыми заболеваниями, стихийными бедствиями в природе и космическими факторами.Чижевский дает исторический обзор фактов, накопленных в многочисленных литературных источниках, о связи во времени между эпидемиями и смертностью, с одной стороны, метеорологическими, геофизическими и космическими явлениями — с другой, обобщает сведения о попытках прошлого века раскрыть связь между заболеваемостью и процессами во внешней физико-химической среде. Репрезентативность представленного в главах II и III материала говорит в пользу априорного мнения автора. Но этого, конечно, еще далеко не достаточно, и он вплотную приступает к математико-статистическому анализу соотношений между эпидемиями и солнцедеятельностью. Предварительно он останавливается на происхождении и природе периодической деятельности Солнца.
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 10:11 | Сообщение # 2
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Интересные соотношения были получены Чижевским между ходом солнцедеятельности и эпидемиями гриппа. Анализ этих данных, открыл возможность делать прогнозы эпидемий гриппа. Реальность такого прогноза была подтверждена последователями А. Л. Чижевского (Ю. В. Александров, В. Н. Ягодинский — см. «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии» № 10, 1966). Аналогичные результаты были получены Чижевским по целому ряду других заболеваний (чума, возвратный тиф, дифтерия, малярия, цереброспинальный менингит и др.). Автору представилось естественным заключить, что, по-видимому, «жизнедеятельность всей микрофлоры Земли стоит в определенном соотношении с ходом физико-химических процессов» (стр. 216), а с другой стороны, «степень предрасположения человека к заболеванию находится в зависимости от солнцедеятельности благодаря колебаниям в физико-химических реакциях организма, открывающих доступ инвазии» (там же).
    Исследования Чижевского вскрыли наиболее общие тенденции развития эпидемий во времени, которыми, разумеется, все тайны эпидемиологических явлений далеко не разрешались, на что указывал и сам ученый (см. стр. 236). Чижевский справедливо подчеркивал, что именно сложность взаимодействия структур биосферы обусловливает неодинаковость проявления связи эпидемиологического механизма с колебаниями солнцедеятельности. Местные геофизические и метеорологические особенности вносят своеобразие в характер действия космических факторов на органический мир. Существуют также и некоторая взаимозависимость, и известные взаимодействия различных областей биосферы между собой, регулируемые солнечной активностью. Поэтому и колебания разнообразных процессов в живой природе в лад с ритмами Солнца обнаруживают различные уклонения со сдвигом точек максимумов и минимумов в ходе кривой в ту или иную сторону, а иногда даже давая явный контрпараллелизм. Исследование этого фазового сдвига привело Чижевского к формулировке «закона квантитативной компенсации в функциях биосферы в связи с энергетическими колебаниями в деятельности Солнца» (стр. 238). Суть его в том, что количественные соотношения в ходе того или иного явления на очень больших территориях стремятся сохраниться путем периодических компенсаций, давая в среднем арифметическом одну и ту же постоянную величину или очень к ней близкую. Обобщая эту закономерность, Чижевский сделал вывод, что в пределах биосферы постоянно совершается процесс суммирования положительных и отрицательных отклонений, сглаживающий в идеальном случае данные отклонения до нуля.
    Этот вывод, по мнению ученого, имеет принципиальное значение для понимания механизма солнечно-земных связей, так как позволяет представить замечательно стройную картину взаимодействия и взаимозависимости различных отделов биосферы, регулируемых периодическими уменьшениями и увеличениями радиации Солнца. Вся сложная система биологических процессов Земли рассматривалась Чижевским как нечто единое, подобное целостному организму (см. стр. 240). И именно исходя из такого представления следует подходить к анализу динамики эпидемий, эпизоотии и т. п., к предвидению изменений среды, превращающих латентное, дремлющее состояние микрофлоры в агрессивное, дающее начало развитию патологического процесса. Ввиду же того что астрономия располагает известными средствами прогноза краткосрочных и долгосрочных колебаний в деятельности Солнца, «явится возможность своевременного принятия тех или иных мер в те дни, когда особенно сильно повышается степень заболеваемости и количество смертных случаев; Тогда эпидемиология пойдет рука об руку с астрономией и метеорологией»
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 10:13 | Сообщение # 3
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Глава I    КОЛЫБЕЛЬ ЖИЗНИ ПУЛЬСЫ ВСЕЛЕННОЙ

    Итак, возникает основной вопрос: можем ли мы изучать организм как нечто обособленное от космо-теллурической среды? Нет, не можем, ибо живой организм не существует в отдельности, вне этой среды, и все его функции неразрывно связаны с нею.
    Действительно, физические и химические процессы, происходящие в окружающей среде, вызывают соответствующие изменения в физико-химических, физиологических отправлениях живого организма, отражаясь на его сердечно-сосудистой, его нервной деятельности, на его психике и, наконец, на его поведении. Так, колебания атмосферного давления, степень влажности воздуха, температура, количество солнечного света и т. д. вызывают колебания в состоянии многих функций нашего организма, нашего нервного тонуса, в той или иной степени и в конце концов отражаясь на нашем поведении.
    Бесконечно велико количество и бесконечно разнообразно качество физико-химических факторов окружающей нас со всех сторон среды — природы. Мощные взаимодействующие силы исходят из космического пространства. Солнце, Луна, планеты и бесконечное число небесных тел связаны с Землею невидимыми узами. Движение Земли управляется силами тяготения, которые вызывают в воздушной, жидкой и твердой оболочках нашей планеты ряд деформаций, заставляют их пульсировать, производят приливы. Положение планет в солнечной системе влияет на распределение и напряженность электрических и магнитных сил Земли.[9]
    Но наибольшее влияние на физическую и органическую жизнь Земли оказывают радиации, направляющиеся к Земле со всех сторон Вселенной. Они связывают наружные части Земли непосредственно с космической средой, роднят ее с нею, постоянно взаимодействуют с нею, а потому и наружный лик Земли, и жизнь, наполняющая его, являются результатом творческого воздействия космических сил. А потому и строение земной оболочки, ее физико-химия и биосфера являются проявлением строения и механики Вселенной, а не случайной игрой местных сил. Наука бесконечно широко раздвигает границы нашего непосредственного восприятия природы и нашего мироощущения. Не Земля, а космические просторы становятся нашей родиной, и мы начинаем ощущать во всем ее подлинном величии значительность для всего земного бытия и перемещения отдаленных небесных тел, и движения их посланников — радиации ...
    Эти радиации представляют собой прежде всего электромагнитные колебания различной длины волн и производят световые, тепловые и химические действия. Проникая в среду Земли, они заставляют трепетать им в унисон каждый ее атом, на каждом шагу они вызывают движение материи и наполняют стихийной жизнью воздушный океан, моря и суши. Встречая жизнь, они отдают ей свою энергию, чем поддерживают и укрепляют ее в борьбе с силами неживой природы. Органическая жизнь только там и возможна, где имеется свободный доступ космической радиации, ибо жить — это значит пропускать сквозь себя поток космической энергии в кинетической ее форме.
    Помимо электромагнитных колебаний к Земле устремляются потоки мельчайших частиц диссоциированной материи — электроны и ионы, несущие также огромные запасы космической энергии. Увы, мы немного знаем о роли этих частиц в жизни наружных оболочек Земли, но, несомненно, они играют очень значительную роль, о которой мы можем только догадываться.
    Таким образом, подавляющее большинство физико-химических процессов, разыгрывающихся на Земле, представляют собой результат воздействия космических сил, которые всецело обусловливают жизненные процессы в биосфере. Поэтому последнюю совершенно необходимо признать местом трансформации космической энергии.
    Наше научное мировоззрение еще очень далеко от истинного представления о значении для органического царства космических излучений, которые, кстати сказать, лишь частично изучены нами. Быть может, они и определяют в известных пределах эволюцию органического мира. Но мы в этой области не знаем ровно ничего, кроме того, что эти излучения не могут не оказывать на нас влияние — они должны оказывать его, ибо вся органическая жизнь возникла и развивалась под их влиянием и каждая клетка охвачена и проникнута радиациями, идущими из космических бездн.
    Космическое излучение, проникающее через толстые пластины свинца, как через тонкую кисею, проникает и в поверхностные слои Земли, и в глубокие слои морей и океанов. Там, под толстыми слоями воды, во мраке вечной ночи, развивается причудливая и разнообразная жизнь глубоководной флоры и фауны. Невольно хочется спросить себя: как действуют на глубоководные растения и животных достигающие до них электромагнитные волны большой жесткости космической радиации? Мы знаем, что космическое излучение не однородно. Оно состоит из целого ряда отдельных компонентов, обладающих различной проникающей способностью, различной «жесткостью». Разные составные части земной материи, отзываясь по-своему на каждый компонент, должны были проявить себя вовне в различных формах. Эта проникающая радиация тормозит физиологические функции организма, как это было показано в моих опытах 1928—1929 гг. Я уверен, что дальнейшее изучение этого вопроса может иметь практическое значение, что и было мною освещено в специальных статьях. Конечно, это дело будущего. Гораздо ближе к современной медицине стоят другие вопросы.
    Мы лишь отчасти приблизились к пониманию той огромной роли, которую играет солнечная радиация в органической жизни Земли.
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 10:14 | Сообщение # 4
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Что представляет собою Солнце для современного человечества? Не более как явление природы, подобное многим другим! Не тем оно было для наших предков... Солнце было для них мощным богом, дарующим жизнь, светлым гением, возбуждающим умы. Вся мифология древних проникнута слепящей символикой солнечного луча! Интуиция наших предков привела их к тому же заключению, что и завоевания науки! Люди и все твари земные являются поистине «детьми Солнца» — созданием сложного мирового процесса, имеющего свою историю, в котором наше Солнце занимает не случайное, а закономерное место наряду с другими генераторами космических сил.
    Несомненно, что главным возбудителем жизнедеятельности Земли является излучение Солнца, весь его спектр, начиная от коротких — невидимых, ультрафиолетовых волн и кончая длинными красными, а также все его электронные и ионные потоки. Они служат «передатчиками состояний» и заставляют каждый атом поверхностных оболочек Земли резонировать созвучно тем вибрациям, которые возникли на центральном теле нашей системы. В великом разнообразии проявлений этого резонанса, где наша мысль тонет в беспредельности форм, красок и звуков, мы мало-помалу научились понимать связанность и общность разрозненных явлений и представлять их в единой синтетической картине жизни солнечно-земного мира. Великолепие полярных сияний, цветение розы, творческая работа, мысль — все это проявление лучистой энергии Солнца.
    Наука уже знает, что жизнь на Земле обязана главным образом солнечному лучу. Но еще мало ученых, которые до конца поняли эту истину!
    Однако не только при помощи фотосинтеза или термических явлений Солнце осуществляет свое внедрение в частную жизнь Земли, оно имеет еще и другие пути — непосредственное влияние некоторых частей солнечного спектра на физико-химические превращения и на жизнедеятельность микроорганизмов, растений и животных. В понимании этого влияния наука только начала прокладывать свои пути. Несомненно, в солнечном спектре мы имеем целый ряд «специфических» лучей, оказывающих на живые организмы совершенно особое действие. К лабораторно-экспериментальному выяснению этого глубоко интересного вопроса я приступил в 1928—1929 гг. и получил доказательства, вполне подтверждающие только что выраженную мысль.
    Как солнечные излучения, так и космические являются главнейшими источниками энергии, оживляющей поверхностные слои земного шара. Возникает вопрос: в какой мере зависит живая клетка в своей физиологической жизни от притока космических радиации и от тех колебаний или изменений, которым космическая радиация подвержена?

    Вся солнечная система является частью системы звезд нашей звездной галактики. Быть может, и эруптивная деятельность на Солнце, и биологические явления на Земле суть соэффекты одной общей причины — великой электромагнитной жизни Вселенной. Эта жизнь имеет свой пульс, свои периоды и ритмы. Наука будущего должна будет решить вопрос, где зарождаются и откуда исходят эти ритмы.Статистически мною было установлено, что солнечные пертурбации оказывают непосредственное влияние на сердечно-сосудистую, нервную и другие системы человека, а также на микроорганизмы. Но можем ли мы ограничивать данную область явлений только теми закономерностями, которые были обнаружены? Отнюдь не можем. Мы должны постараться углубить наши исследования по изучению космических явлений. В науке всегда случается так, что вначале обнаруживаются самые грубые явления, прямо бьющие в глаза. К категории таких грубых явлений и следует причислить явления, обнаруженные нами. Но это только начало науки, ее первые шаги, первая попытка. Мы еще очень далеки от вскрытия тонких деталей, которые, несомненно, существуют в сложном комплексе влияния космической среды на человека. В этой области мы еще ничего не знаем. Более того, вряд ли мы можем сейчас что-либо верно предсказать или верно предвидеть. Делая такие попытки, мы всегда рискуем очутиться на ложном пути.В нас должна быть лишь уверенность в том, что процесс развития органического мира не является процессом самостоятельным, автохтонным, замкнутым в самом себе, а представляет собой результат действия земных и космических факторов, из которых вторые являются главнейшими, так как они обусловливают состояние земной среды. В каждый данный момент органический мир находится под влиянием космической среды и самым чутким образом отражает в себе, в своих функциях перемены или колебания, имеющие место в космической среде. Мы легко можем себе представить эту зависимость, если вспомним, что даже небольшое изменение в температуре нашего Солнца должно было бы повлечь самые сказочные, невероятные изменения во всем органическом мире. А таких важных факторов, как температурный, очень много: космическая среда несет к нам сотни различных, постоянно изменяющихся и колеблющихся время от времени сил. Одни электромагнитные радиации, идущие от Солнца и звезд, могут быть разделены на очень большое число категорий, отличающихся одна от другой длиною волны, количеством энергии, степенью проницаемости и многочисленными другими свойствами. Корпускулярные, радиоактивные радиации, космическая пыль, газовые молекулы, которыми наполнено все пространство мира, являются также могущественными создателями земной жизни и вершителями ее судеб. Изменение некоторых качеств космической или проникающей радиации могло бы мгновенно уничтожить всякую жизнь на Земле или до неузнаваемости изменить ее формы. Ультрафиолетовые лучи Солнца с короткой длиной волны могли бы губительно повлиять на всю биосферу, если бы она не задерживалась ничтожной толщины слоем озона в верхних областях атмосферы. Изменение в количестве притекающих к Земле электронов или космической пыли должно было бы так отразиться на метеорологических явлениях, что вызвало бы самые непредвиденные пертурбации в растительном, животном и человеческом мире.
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 18:51 | Сообщение # 5
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Глава III ПОИСКИ ЗАГАДОЧНЫХ СВЯЗЕЙ

    В конце XVII в. выдающийся итальянский врач, «отец профессиональной гигиены», Б. Рамаццини (1633 — 1714 гг,) в своих эпидемиологических работах делал серьезные общие метеорологические выводы.
    Начиная со времени Рамаццини мы встречаем целую плеяду исследователей, посвятивших свои работы выяснению связи между заболеваемостью и метеорологическими явлениями. Среди них мы видим Т. Сиденгэма (Th. Sydenham, 1624—1689 г.), Виллиса (Willis, 1621 — 1675 гг.), Мортона (Morton, 1835—1903 гг.), Вильяма Гранта (W. Grant), Столла (Stoll), Мертенса (Mertens). Следует особо отметить имена Сиденгэма и Столла, приложивших большой труд для выяснения вопросов о влиянии на заболеваемость времен года[22].
    В Германии одним из первых Ф. Гоффман (F. Hoffman, 1660—1742 гг.) вел совместные наблюдения за погодой и заболеваемостью. Начиная с середины XVIII в. в редком сочинении по частной патологии не указывалась связь между волнениями в фазах развития той или иной болезни и необычайными комбинациями в свойствах атмосферы. Наконец, в истекшем столетии появилось немало обстоятельных исследований об этих соотношениях и связях. В первой половине столетия вопрос о влиянии внешних факторов на болезни особенно тщательно изучался во Франции медицинской школой в Монпелье. Из нее вышел ряд отличных исследований, как, например, замечательные работы Р. д'Амадора (R. d’Amador) и Фюстера (Fuster), а также Дельпеша (Delpech), Алькье (А1quie), Руше (Roucher) и др. Ш. Сарда (Ch. Sarda) в свое время подвел итоги всем этим работам в своей статье.
    Из позднейших исследователей Кнёвенагель (Knovenagel) настаивал на том, что колебания метеорологических элементов должны вредно или благоприятно влиять на состояние общественного здоровья. А. Магельсен (A. Magelssen) писал, что в больших городах всегда имеются налицо всякого рода патогенные бактерии; особенно же ядовитыми они являются только по временам; это позволяет сделать допущение о влиянии внешних условий. По его мнению, одним существованием бактерий нельзя объяснить колебания заболеваемости и смертности. Говоря о важном значении самого организма, его конституции в каждый данный момент, указанный автор дает следующее сравнение: совокупность самых ядовитых бактерий безвредна для нас, как и горсть дроби. Последняя становится опасной только тогда, когда имеется порох, пистон, ружье и стрелок. Этими побочными факторами в случае эпидемии и являются внешние причины. «Хорошо было бы знать,— пишет Магельсен,— зависит ли большая или меньшая степень ядовитости бактерий от одновременно совершающихся перемен в атмосфере, или же эта последняя обусловливает большую или меньшую восприимчивость к бактериям как в одном организме, так и в целом населении».
    Т. Альтшуль (Т. Altschul), восставая подобно Кнёвенагелю против учения об исключительном значении бактерий для развития тех или иных заболеваний, указывал на ощущаемую, но не исследованную периодичность всех эпидемий как на основной показатель того, что не контагиозность, а какие-то другие факторы обусловливают эту периодичность. В самом деле, спрашивает он, почему в один год дифтерия или другая болезнь проходят незаметными, а в другой — сильно развиваются и поражают население тысячами?
    Ф. Хюппе (F. Huppe) полагал, что микроорганизмы суть только возбудители, только рычаг, толчок, в то время как подлинные причины заболевания лежат в самом организме, в его тканях, в его веществах. Этим самым успех толчка обусловлен теми факторами, которые влияют на организм, меняя способности его и создавая условия для предрасположения и невосприимчивости.
    Действительно, вопрос о действии погоды на человека может быть рассмотрен с двух точек зрения: с одной стороны, можно предполагать, что «погода», т. е. совокупность всех метеорологических, геофизических и космических факторов, непосредственно или косвенно влияет на человека, вызывая заболевания; с другой — можно думать, что погода располагает микроорганизмы к проявлению большей или меньшей жизнедеятельности. Как бы то ни было, колебания погоды по отношению к заболеванию следует признать как существенный вспомогательный момент[

    Таким образом, эпидемиологами давно замечено, что многие эпидемии в своем возникновении и течении проявляют странности, не поддающиеся точному и полному объяснению. Так, например, вопрос о распределении холерных эпидемий по отношению ко времени и месту после тщательных изысканий, произведенных в свое время Петтенкофером, Р. Кохом (R. Koch, 1843—1910 гг.) и др., все же считается открытым. Почему в одни годы эпидемическая вспышка болезни в течение нескольких месяцев охватывает огромные территории, распространяясь на все части света и унося миллионы жертв. В другие годы при всех прочих равных условиях она не появляется вовсе или локализуется в строго ограниченном районе. В ходе развития некоторых эпидемий, например эпидемий гриппа, можно отметить чуть ли не одновременное возникновение или резкое усиление заболеваемости во многих удаленных один от другого пунктах сразу. Когда в 1847 г. грипп поразил Англию, Данию, Бельгию, Францию и Швейцарию, у многих создалось впечатление, что грипп во всех странах возник в один и тот же день. С другой стороны, врачами было замечено не только, так сказать, стихийное возникновение эпидемий, но и стихийное их прекращение. Так, в отчете о чумной эпидемии в Ветлянке Страховский пишет: «Видимо, в окружающей среде что-то произошло, что внезапно прекратило эпидемию в Астраханской губернии еще до прибытия противочумной комиссии».Установлено также, что степень жестокости эпидемии по временам меняется: в некоторые периоды она то усиливается, то ослабевает, и колебания эти не всегда бывает возможно объяснить свойствами вируса или влиянием известных климатических, сезонных или метеорологических факторов. Усиление многих эпидемий может происходить и зимой и летом, а потому никаких закономерных зависимостей с указанными факторами для многих эпидемических болезней установлено не было, несмотря на точные наблюдения и массовые измерения.
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 18:53 | Сообщение # 6
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    После жестоких эпидемий, имевших место в середине прошлого века, многие русские  и  иностранные  врачи пришли к тому выводу, что во время холерных эпидемий заряд атмосферного электричества имел преимущественно  униполярный  характер   отрицательного   знака. Останавливаясь на этом явлении, Ф. Иноземцев писал: «Всякий  раз  с появлением  атмосферических   гроз   мы видели, что число доставляемых в госпитали холерных больных вдруг значительно возрастало, а равно и число умиравших  было более,  нежели до появления  грозы. Общий дневной  вывод заболеваемости  и  смертности показывает то же самое в дни грозы, ибо везде число вновь заболевших и умерших было явно непропорционально с ходом эпидемии — увеличено». Другой русский исследователь,  Н. Скаловский,  в   1908  г.   выступал   с докладами о роли метеорологических явлений, и в частности   атмосферного   электричества,   на  ход  холерной эпидемии. Наконец, у Б. Мура (В.  Мооrе), в издании 1886 г., находим ссылку на солнечные пятна, которые, как это писал Мур, по мнению некоторых исследователей, могут оказывать известное влияние на состояние окружающей  среды, способствуя  развитию  эпидемии. Эта ссылка, по-видимому, является одним  из  первых указаний на возможность зависимости развития эпидемий от состояния солнцедеятельности.
    Заслуживает  внимания также и  то обстоятельство, замеченное неоднократно, что во время холерных пандемий даже в тех странах, которые холера пощадила, одновременно развиваются массовые острые гастрические заболевания. Получается такое впечатление, будто бы некий общий для всей Земли физический или химический фактор способствует повсеместному изменению некоторых конституциональных особенностей человека, предрасполагая его к заболеваниям определенного типа. Подобные мысли, высказанные уже давно, рядом исследователей, находят себе подтверждение в трудах современных врачей эпидемиологов и бактериологов. Так, например, А. Крафт (A. Craft, Чикаго, 1919 г.) видит сходство между гриппом и кессонной болезнью и полагает, что первичное повреждение наносится организму каким-либо химическим фактором, который прокладывает путь самой инфекции. Еще более определенное суждение высказал К. Рихтер (С. Richter, Сан-Франциско, 1921 г.). По его мнению, этим химическим агентом является озон. Наличие и уменьшение количества озона Рихтер связывает с циклонами и антициклонами. Идея Рихтера является отголоском высказывания о природе гриппа Шёнбейна (Schonbein), сделанного еще в начале прошлого века.
    В то время как перечисленные выше метеорологические факторы, как-то: температура, давление, влажность и т. д. — претерпевают постепенные колебания и дают даже в двух близко лежащих пунктах различные показания вследствие сложности общей системы движения воздушных масс, есть небольшая группа явлений, которые одновременно охватывают огромные пространства или в течение продолжительного времени сохраняют свое постоянство на больших территориях. Примером первых могут служить пертурбации земного магнитного поля, которые, как известно, одновременно могут наблюдаться во многих участках Земли. Записи магнитных бурь, полученные в различных обсерваториях, в основных своих деталях вполне сходны. Примером вторых служит состояние поля атмосферного электричества. Рассмотрение кривых вариаций атмосферного электричества, полученных в различных местах, показывает, что однородные вариации наступают почти одновременно во многих удаленных один от другого пунктах. Можно с полным основанием смотреть на ход атмосферного электричества в каком-либо пункте Европы как на типический для всего Европейского континента за данный период.
    Г. Бонгардс (Н. Bongards) произвел одновременные наблюдения над количеством радиоактивных эманации в Линденбурге и в Маниле, причем получил для этих удаленных одно от другого мест совершенно одинаковую периодичность, равную 27—28 дням. Сравнивая данные, полученные в указанных двух пунктах, со спектрогелиограммами кальциевых облаков Солнца, Бон гарде вывел заключение, что источником эманации, обнаруженных в атмосфере Земли, является солнцедеятельность
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 18:59 | Сообщение # 7
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline


     Солнечный протуберанец высотою 235 000 км. Снимок сделан 7 июля 1917 г. в обсерватории Mount Wilson. Белый диск сравнительные размеры Земли

    Глава IV ВИХРИ СОЛНЕЧНЫХ БУРЬ
    Несмотря на то что еще в глубокой древности человек интуитивно постиг главенствующую роль Солнца в жизни нашего мира, назвал его своим богом, создал о нем лучшие мифы, легенды, сказки и саги и посвятил ему наиболее прекрасные храмы, несмотря на то что еще в доисторические времена в умах ученых и философов, начиная от ионийских мыслителей, возникло верное по своему существу учение о Солнце как причине всего существующего, наука о Солнце началась лишь с того времени, как европейскими учеными Фабрицием (Fabricius), Шейнером (Scheiner), Галилеем (Galileo) и Гарриотом (Harriot) в 1610—1611 гг. независимо друг от друга были начаты исследования пятен на поверхности светила.После ряда споров, носивших скорее теологический, чем научный характер, существование пятен было признано несомненным и за ними были установлены систематические наблюдения. Эти наблюдения и положили начало физике Солнца. Уже через два года, исходя из данных о движении пятен, Галилей, а с ним одновременно Фабриций и Шейнер открыли скорость обращения солнечного тела вокруг своей оси, определив полное время обращения в 26—27 дней.С этого времени непрерывно в течение трех столетий сотни выдающихся астрономов устремляли свои взоры к солнечным пятнам, дабы выяснить их природу.Пятна представляют собой грандиозные образования, которые в известные периоды становятся видными невооруженным глазом, что еще в глубокой древности позволяло китайским летописцам отмечать пятна и строить различные предположения относительно их. Группы пятен достигают иногда колоссальных линейных размеров, равных 250 тыс. км, и покрывают площади в сотни миллионов квадратных километров. Так, например, февральское пятно 1917 г. — около 250 тыс. км.Сроки существования пятен также различны и прихотливы, как и их размеры. Очень часто наблюдаются пятна, живущие лишь несколько дней, чтобы исчезнуть бесследно, но бывают пятна, которые держатся в течение трех или четырех оборотов Солнца, т. е. почти три месяца. Как известно, одно обращение Солнца вокруг оси занимает приблизительно 27 суток (синодическое время обращения). Следовательно, сохраняющее свою жизнедеятельность пятно в течение 13,5 суток проходит по солнечному диску, чтобы затем на такой же срок исчезнуть с глаз наблюдателя. С момента же появления пятна из-за края Солнца до вступления его в плоскость центрального солнечного меридиана проходит около недели. Впрочем, эти сроки не вполне точны, ибо Солнце вращается не так, как вращается твердое тело, все части которого движутся вместе. Пятно, находящееся в экваториальной зоне, при условии его длительного существования делает полный оборот ..вместе с Солнцем в течение 25 суток, в то время как пятно, возникшее на широте 45°, совершает свой полный оборот в 27,5 суток. Ближе к полюсам период вращения Солнца еще длиннее.Замечательно то обстоятельство, что пятна образуются не на всех широтах. Они рождаются главным образом в двух поясах, расположенных по сторонам экватора,— именно между 10° и 30° широты (это так называемые «королевские широты»). На самом экваторе пятна бывают очень редко, еще реже они появляются за 35° широты. Увеличение числа пятен влечет за собой расширение поясов, в которых пятна наблюдаются.Уже давно замечено, что число пятен очень изменчиво: бывают годы, когда по солнечному диску все время, одно за другим, проходят пятна больших размеров, и, наоборот, иногда в течение месяца наблюдателю удается отметить лишь несколько маленьких точек. в 1851 г. Швабе (Schwabe) в Дессау объявил о том, что изменения в числе солнечных пятен наступают периодически, причем определил период, равный 10 годам.
    То, что солнечные пятна появляются и исчезают довольно регулярно, само по себе в самом деле весьма интересно, но это означает и нечто большее, так как, очевидно, указывает на наличие некоторых изменений внутри Солнца, регулярных и периодических по характеру, зависящих от физических и механических условий, которые еще не вполне разъяснены.
    Систематизацией наблюдений за солнечными пятнами, накопленных за два с половиною столетия, занялся цюрихский астроном Р. Вольф (Rudolf Wolf, 1816 — 1893гг.). Путем обработки всего оставленного наблюдателями материала он получил возможность прийти к установлению более точного периода солнцедеятельности. Этот период оказался равным в среднем арифметическом одиннадцати годам[26]. В то же время Вольф определил годы максимального и минимального количества пятен — максимумы и минимумы солнцедеятельности — за весь предыдущий период наблюдений. Числа, полученные в результате обработки наблюдений, он называл относительными — r — и определял их для каждого дня наблюдений по формуле
    r = К (I0g+f).
    где g — означает число наблюдений групп и отдельных пятен в определенный момент времени,
    f — полное число пятен, подсчитанных в этих группах и отдельно,
    К — коэффициент, зависящий от наблюдателя и его трубы.
    Этой формулой пользуются и до сих пор, хотя, конечно, она не позволяет выразить с совершенной точностью состояние солнечной поверхности[27].
    Это состояние определяется еще целым рядом других грандиозных образований, так или иначе связанных с пятнами: величиной, числом и  характером  солнечных извержений и протуберанцев, флоккул, факелов и т. д.
    Рассматривая ход периодической пятнообразовательный деятельности, выраженный графически в виде кривой, мы замечаем следующее: прежде всего бросаются в глаза основные волны хода кривой — это основные циклы деятельности Солнца, равные в среднем арифметическом 11 годам, но с индивидуальными уклонениями от 11 лет в ту или иную сторону. Эти главные циклы солнцедеятельности выделяются рельефнее всего, и благодаря им ход кривой пятнообразовательного процесса принимает волнообразный характер с постепенным чередованием точек максимумов и минимумов.
    Прикрепления: 2782052.jpg(66.2 Kb)
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 19:01 | Сообщение # 8
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    солнечные пятна следует рассматривать как вихри, подобные смерчам на море, с воронкообразными расширениями на вершине. Движение вещества в таких вихрях совершается снизу вверх, образуя восходящий вихрь. Скорость движения вещества достигает огромных величин, и несущиеся в вихре газы охлаждаются вследствие их быстрого расширения по мере приближения к вершине вихря. Достигшие вершины вихря охлажденные газы двигаются по спирали быстро увеличивающихся радиусов. То, что мы видим в форме пятна, есть лишь вершина, конец, вихря, отголосок грандиозных процессов, протекающих в областях, недоступных нашему исследованию. Несомненно, существует причина, заставляющая газы из недр Солнца течь наверх. Там, в нижних ярусах солнечного шара, скрывается космическая сила, приводящая в движение весь этот сложный и громадный смерч, носящий скромное название солнечного пятна.
    Причина, вызывающая вихревые движения фотосферной материи, до сих пор не может считаться твердо установленной. В этом направлении имеются пока лишь предположения более или менее обоснованные. Быть может, ближайшею причиной следует считать сильное нагревание вещества на глубине? Тогда, становясь более легким, как воздух в дымовой трубе, оно поднимается вверх. По пути вследствие поднятия газы остывают и выходят на поверхность более холодными, хотя первоначально они были сильно нагреты. Из этого следует, что в пределах нижнего яруса, где происходит зарождение явления, должна господствовать очень высокая температура. Действительно, в то время как вблизи поверхности Солнца температура не превышает 6000°, в центральных слоях она доходит приблизительно до 12 000 000°. По расчетам Р. Эмдена, центральная температура Солнца равна 31 500 000°. Г. Рессель показал, что большинство звезд имеет в центре температуру, очень близкую к 32 000 000°[30].Причина такого нагревания в нижних слоях Солнца остается пока что неразрешимой загадкой. Эта загадка еще более становится непонятной, если мы- примем во внимание, что пятна появляются в определенных частях солнечной поверхности и лишь в определенные годы.
    Самая пылкая фантазия человека не в силах представить себе всей величайшей мощности солнечного урагана. Перед этим ураганом наши бури, сметающие деревья и дома, — неощутимые дуновения зефира. В солнечном урагане, выражающемся появлением одного лишь пятна, могли бы, как пылинки, закружиться и бесследно исчезнуть десятки земных шаров.
    Еще в 1892 г. Юнг, исследуя спектроскопически излучение солнечных пятен, открыл замечательное явление, а именно: многие спектральные линии солнечных пятен оказались двойными, тогда как спектр остальной

    солнечной поверхности ничем особенным не отличался. Однако верного толкования данного явления Юнг не дал. Прошло три года, и голландский исследователь П. Зееман показал, что спектральные линии в магнитном поле претерпевают раздвоение, т.е. вместо одной спектральной линии получаются две. Это открытие, предугаданное еще Фарадеем, Зееман сделал, изучая спектр натриевого пламени, помешенного в сильное магнитное поле. Вместо одной желтой натриевой линии становятся две или три, смотря по тому, наблюдаем ли мы спектр пламени вдоль по магнитному полю или перпендикулярно к нему. Г. Лоренц объяснил явление Зеемана сильным осложнением магнитного поля; вместо колебании по прямой линии электрон описывает звездообразную фигуру, что изменяет соответственным образом спектральную линию. Следствия, выведенные Лоренцем из его теории, были блестяще подтверждены в опытах Зеемана.В 1903 г. Хэйл доказал, что причина раздвоения спектральных линий в солнечных пятнах — магнетизм. Оказалось, что пятна представляют собою колоссальные магниты. Когда один из полюсов, южный или северный, такового магнита обращен к нам, тогда другой находится где-либо в недрах Солнца. Эти пятна Хэйл называет униполярными. Затем следуют биполярные пятна, оба полюса которых мы можем наблюдать, и, наконец, мультиполярные пятна, состоящие из группы обращенных к нам полюсов. Около 60° всех солнечных пятен имеют на поверхности Солнца два полюса — северный и южный. Так, из 970 пятен, зарегистрированных с 1915 по 1917 г., большая половина пятен оказалась с противоположной полярностью, за ними следуют пятна с однородной полярностью (32—35%) и затем многополюсные пятна (1—2%). Биполярные пятна должны быть соединены друг с другом — их жерла, уходящие в глубь Солнца, должны там где-нибудь встретиться, образуя как бы одну исполинскую изогнутую трубу[31].Наконец, есть еще один тип пятен. Это «невидимые» солнечные пятна (invisible sun-spots). Они представляют собою также очень значительный интерес, так как, по-видимому, обладают способностью оказывать известное воздействие на Землю при прохождении плоскости центрального солнечного меридиана[32]. Под «невидимыми» пятнами, как это поясняет Хэйл, следует разуметь участки Солнца, где еще нет пятен, но где они должны будут скоро возникнуть. Это место зарождения или нового образования солнечного пятна, которое еще не проявилось для глаза, но которое может быть учтено по ряду сопутствующих ему на поверхности Солнца явлений, получено в определенных формах на спектрограммах.Какие же явления в веществе солнечного пятна обусловливают возникновение магнитного поля? По всему вероятию, главную роль здесь играют вихревое движение газообразной материи,  потоки электрических  частиц — электронов. Быстрое вихревое движение заряженных электричеством частиц вызывает появление конвекционных электрических токов. Конвекционный электрический ток возникает всегда, когда электричество, находясь относительно проводника в покое, движется вместе с этим проводником относительно других тел.  Конвекционный ток сопровождается кондукционными токами в   соседних   проводниках,   эти   последние   токи   могут возникнуть даже и в том случае, если конвекционный ток постоянен по величине и по направлению.  В то же время мы знаем, что при постоянном гальваническом токе в соседних проводниках никаких токов не возникает. Несмотря на это различие между конвекционным током и током гальваническим, оба этих тока образуют вокруг себя магнитное поле, величина и направление напряжения которого определяются одним и тем же законом Ж. Био и Ф. Савара. Впервые магнитные действия электрической конвекции были обнаружены  Роуландом в 1879 г.   Однако,  по мнению Ч. Аббота,  электризация вихря пятна может возникнуть благодаря трению частиц разнородных веществ, несущихся в вихре.  Это заключение Аббот делает из того предположения, что в центральной части вихря благодаря сравнительно невысокой температуре (до 3500°С) следует ожидать образования жидких и даже, пожалуй, твердых частиц.Из последующих работ, направленных к объяснению природы солнечных пятен, останавливает на себе внимание теория В. Бьеркнеса[33].Остается указать еще одно замечательное явление в распределении полярности пятен во времени. Исследования Хэйла над распределением магнитных сил в солнечных пятнах показали, что в группах из двух пятен магнитные полюсы распределяются в них следующим образом: в течение одного и того же 11-летнего цикла, начинающегося с очередного минимума, в одном и том же полушарии Солнца один и тот же полюс (например, северный) всегда (во всех группах) находится в пятне, идущем впереди, а другой — в идущем позади. В то же время в другом полушарии впереди идет пятно с другим, т. е. южным, полюсом. Группа, таким образом, представляет как бы два подкорковых магнита, находящиеся во внутренних частях Солнца, с концами, выходящими наружу. В единичных пятнах другой полюс, по изысканиям Хэйла, не обнаруживается видимым образом; такие места Хэйл и называет «невидимыми пятнами».В эпоху минимума происходит смена полярности групп. Если до минимума впереди в пятнах был северный полюс, то после минимума в новом цикле будет южный. Следовательно, в этом отношении период солнечной деятельности правильно было бы считать не в 11, а в 22 года. Смена эта происходит резко, и солнечная деятельность в эпоху минимума переживает резкий перелом. В отличие от 11 -летнего количественного периода солнечных пятен этот 22-летний период можно было бы назвать «магнитным периодом солнечных пятен».

    За неимением места мы должны будем обойти молчанием ряд других солнечных явлений, как-то: протуберанцев, факелов, флоккул (flocculus), волокон (filaments), четок (alignements), гранул (granulus) и солнечную корону.
    Укажем лишь, что на земные явления протуберанцы могут оказывать подобно пятнам очень мощное влияние, так как они связаны с огромными извержениями солнечной материи, когда в мировое пространство извергаются потоки электрических частиц. Протуберанцы имеют периодичность, совпадающую с периодичностью пятен.
    Возникает вопрос: какие причины создают эту общую периодичность солнечной деятельности? В настоящий момент целый ряд астрономов придерживается той точки зрения, что, в то время как причину возникновения всех солнечных феноменов следует искать внутри Солнца, распределение их во времени и на поверхности светила можно приписывать влиянию планет. Действительно, ряд исследователей (Э. Френкель, Моундер) нашли в солнечной деятельности периоды обращения некоторых планет. Можно считать, что Солнце является чутким прибором, отзывающимся на все изменения поля тяготения вследствие перемещения планет в пространстве.[34].
    Как же этот солнечный пульс, эти периодические колебания в напряженности активности светила влияют на Землю, а также при помощи каких посредников осуществляются все эти влияния — вот вопросы, которые мы вправе теперь задать.
    Остановимся, однако, прежде всего на рассмотрении того, какие энергетические факторы продуцирует Солнце в космическое пространство, в котором совершает свои кружения и земной шар.
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 19:14 | Сообщение # 9
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Глава V   СПАЗМЫ ЗЕМЛИ В ОБЪЯТИЯХ СОЛНЦА

    В нас глубоко укоренилась привычка считать, что Солнце чрезвычайно удалено от нас. Сто сорок девять с половиной миллионов километров отделяют нас от Солнца, и все земные размеры и земные расстояния кажутся нам такими ничтожными по сравнению с этим действительно колоссальным расстоянием. Однако данный взгляд в корне неверен. Его ошибочность происходит оттого, что мы не учитываем одного важнейшего фактора — размеров самого светила и связанных с этим размером массы тела и величины излучающей поверхности, т. е. силы притяжения Солнца и силы его радиации. Если бы Солнце было такого же размера, как Земля, то расстояние, отделяющее нас от этого маленького Солнца, хотя и было бы тем же, что и теперь, но оно одновременно было бы во много раз больше! Этот парадокс, однако, станет понятным из того очевидного положения, что удаленность в данном случае есть функция влияния и находится с последним в обратном отношении. Следовательно, для того чтобы представить себе наглядно расстояние, отделяющее нас от Солнца, необходимо измерить его не абсолютными единицами линейных мер, а величиною относительною, мерами самого Солнца. Таковой мерой может служить диаметр светила. Тогда, разделив число километров, отделяющее Солнце от Земли, на число километров в диаметре светила, мы получим число 107. Следовательно, Земля удалена от Солнца только на сто семь солнечных диаметров. Недаром А. Эддингтон, говоря о Солнце, замечает: «Оно у нас под рукой». Принимая во внимание поперечник Солнца, равный 1 390 891 км[35], а также огромную мощь физико-химических процессов, совершающихся на Солнце, необходимо признать, таким образом, что земной шар находится в поле огромной интенсивности его влияния[36].
    Наше Солнце является центром чрезвычайно гармоничной и стройной системы планет. Солнце — «светильник мира», царствующий в центре, по выражению великого Коперника. Когда пифагорейцы создавали свою теорию о «гармонии сфер», основываясь на элементарных представлениях о движении планет, они даже не могли представить себе, насколько закономерны в действительности движения планет и насколько чутка и одновременно прочна связь планет во всех проявлениях их физической жизни. Подобно тому как физиологи находят в живых организмах связь между отдельными его органами, consensus partium[37], заключающуюся в регулировании и координировании различных частей при помощи нервной и кровеносной системы, так и астрономы, изучающие явления в солнечной системе, открывают в ней явления, аналогичные с функциями живого организма. Понадобилось много десятилетий блестящего развития науки, чтобы мы могли лишь приблизиться к пониманию замечательных физико-химических процессов, происходящих в сфере влияния Солнца и возглавляемых им. Все эти физические и химические процессы в большей доле обусловлены настоящим состоянием Солнца и являются его производными.
    Аналогия между физиологическими механизмами живого существа и физико-химическими механизмами солнечной системы представится нам еще более убедительной, если мы вспомним о тех связях, которые имеют место в первом и втором случае. В самом деле, нельзя ли сказать, что великое межпланетное consensus partium осуществляется электромагнитными силами, этими «нервами», по которым текут регулирующие токи Солнца, и корпускулярными радиациями — «кровяным руслом», приносящим к планетам также долю пищи для ее жизнедеятельности? Недаром же еще Феон Смирнский как бы предвосхитил грядущие научные открытия, назвав Солнце «сердцем мира».
    Неизвестные нам по своей природе, но данные нам в опыте силы тяготения распространяются Солнцем во все стороны, следуя простому и ясному закону: тяготение прямо пропорционально массам действующих тел и обратно пропорционально квадрату их взаимного расстояния. Масса Солнца в 750 раз больше массы всех планет нашей системы, взятых вместе. И великий Нептун, движущийся по периферической орбите системы и отброшенный от Солнца в 30 раз дальше, чем Земля, с легкостью пушинки удерживается Солнцем, смиряющим касательной в темные бездны Вселенной.
    Из всего богатейшего излучения Солнца наша планета получает только миллиардную долю энергии, источаемой им. Однако этого количества энергии достаточно для того, чтобы наполнить Землю всевозможными проявлениями жизнедеятельности.

    Солнце посылает во все стороны мирового пространства колоссальное количество энергии, излучая в секунду около двух эргов на грамм массы. Эта энергия проявляется в формах, которые должны быть разделены на две основные категории. К первой категории принадлежат электромагнитные колебания распространяющегося в космическом пространстве колебательного процесса. В этом отношении Солнце является вибратором электромагнитных колебаний. Ко второй — корпускулярные радиации: электронные, протонные, ионные и пылевые потоки, движущиеся от поверхности Солнца в виде конусообразных пучков.Электромагнитная волна, двигаясь со скоростью света, через 8,3 минуты встречает на своем пути Землю, ее атмосферную оболочку. Пространство, отделяющее Солнце от Земли, электромагнитная волна проходит беспрепятственно. Еще никакими способами не удалось обнаружить поглощение света в пространстве. Наоборот, одно из замечательных свойств электромагнитных колебаний состоит в том, что при расширении световой волны и расхождении ее на большое пространство она не теряет своей изначальной силы, лишь уменьшается возможность того, что она проявится. Это квантовое свойство еще не получило достаточного объяснения[38].Атмосфера Земли производит на электромагнитные колебания ослабляющее действие. Лишь незначительная часть электромагнитных колебаний достигает поверхности Земли. Это те колебания, которые мы непосредственно воспринимаем органом зрения в виде света. Остальная часть задерживается верхними и средними слоями атмосферы и поглощается ими, превращаясь в другие формы энергии. В зависимости от степени проницаемости частично задерживаются на значительной высоте ультрафиолетовые лучи, вызывающие ионизацию воздуха. В свою очередь ионизация воздуха может повлиять на проницаемость электромагнитных колебаний другой длины. Такие электромагнитные колебания достигают Земли уже в ослабленном виде. Если бы электромагнитные волны Солнца известного порядка длины достигали бы Земли, то работа земных радиостанций была бы затруднена вследствие постоянных нарушений[39]. Имея возможность настраиваться на различный диапазон волны, радиостанции, однако, лишь в редких случаях принимают волны, которые нельзя было бы объяснить земными причинами. Однако короткие электромагнитные волны, излучаемые пятнами и протуберанцами, достигают поверхности Земли[40].Ко второй категории принадлежит радиоактивная, или корпускулярная, радиация Солнца, переносящая от Солнца в мировое пространство частицы солнечной материи. Она несет на себе положительные и отрицательные заряды.Здесь можно указать, что Луна в зависимости от своей фазы может оказывать влияние на величину притока солнечных радиации[41]. Астрономические данные о местах возмущения на Солнце и фазах Луны очень важны (О. Мирбах). Правда, и сама Луна, излучая частично поляризованный свет, имеет влияние на биосферу (Сидней-Сименс, С. Батнагер, Л. Мерсье).Катодное излучение Солнца уносит с собою большие количества отрицательного электричества с поверхностных слоев Солнца. В силу этого обстоятельства положительный заряд их должен увеличиваться, и это увеличение наконец могло бы достигнуть такой степени, что воспрепятствовало бы удалению от Солнца электронов, даже несмотря на давление лучей. Сванте Аррениус вычислил величину заряда положительного электричества Солнца. Благодаря заряду положительного знака Солнце распространяет притягательную силу на электроны, блуждающие в пространстве и приближающиеся на известное расстояние к Солнцу. Эти притягиваемые Солнцем электроны пополняют расход отрицательного электричества на Земле. Солнце, по выражению Аррениуса, дренирует окружающее пространство в отношении отрицательного электричества, и этот дренаж доставляет ему такое количество электричества, которое находится в прямом отношении к его положительному заряду. Таким образом, устанавливается стационарное состояние, при котором Солнце должно давать весьма продолжительное истечение электронов и одновременно получать их из окружающего пространства в равновеликом количестве[42]. В настоящий момент пути электрических частиц между Солнцем и Землей известны в достаточной степени хорошо. К. Стермеру удалось вычислить эти пути и дать математическую картину траектории отдельной частицы в связи с ее движением в магнитном поле Земли. К данному вопросу мы еще вернемся.
    К той же корпускулярной радиации Солнца следует причислить и так называемую солнечную пыль[43], присутствие которой в атмосфере Земли было неоднократно обнаружено. Эти наблюдения позволяют нам сделать заключение о составе солнечной пыли и о ее значении в жизни нашей планеты.
    Твердые частицы пыли уносят с собою в минимальном количестве некоторые газы, находящееся в хромосфере и в короне Солнца, такие, как гелий, криптон, аргон и другие благородные газы. Некоторые ученые считали, что водород, найденный в нашей атмосфере,
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 19:16 | Сообщение # 10
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Лучистая энергия Солнца является основным источником большинства физико-химических явлений, имеющих место в атмо-, гидро- и в поверхностном слое литосферы. Изменения в количестве -лучистой энергии Солнца, попадающей на тот или иной участок Земли, вследствие шарообразной формы Земли и наклона ее оси обусловливают собой динамику воздушных и водных масс, различие почв, огромную разницу в явлениях органического мира. Естественно сделать предположение, что резкие колебания в количестве излучаемой Солнцем энергии, связанные с пятнообразовательным процессом, не могут не отразиться на всех указанных явлениях. По-видимому, под влиянием резких колебаний в количестве получаемой Землею лучистой энергии Солнца возникают нарушения в механике атмосферных явлений, сопровождающиеся целым рядом грозных метеорологических пертурбаций[46].
    Но это только одна сторона явления. Периодический пятнообразовательный процесс вызывает появление на Солнце других источников энергии, действие которых сказывается в одновременном появлении различных электрических и магнитных феноменов в земной коре и атмосфере. Этими электрическими, магнитными и электромагнитными явлениями современная наука пытается объяснить ряд многочисленных ранее загадочных явлений в физической и органической жизни Земли.
    Мы знаем, что магнитная стрелка подвержена различного рода суточным и годовым колебаниям.

    Кроме регулярных колебаний наблюдаются, колебания, имеющие характер возмущений земного магнитного поля. Целый ряд исследований подтвердил корреляцию между амплитудой суточного колебания стрелки и солнечными пятнами, причем новейшие работы показывают, что максимум кривой магнитной деятельности несколько запаздывает по отношению к максимуму кривой солнечных пятен.Зная, что магнитные бури почти всегда соответствуют прохождению через центральный меридиан Солнца крупных пятен, можно сделать вывод о том, что магнитные возмущения вызываются корпускулярной радиацией Солнца, т. е. извержениями потоков заряженных частиц — ионов или электронов. Пятна, расположенные дальше от центрального меридиана, вызывают несравнимо слабые магнитные колебания. Интенсивность магнитных бурь, как показывают И. Граве и И. Ньютон, колеблется в пределах 27 дней, т. е. равна периоду вращения Солнца. Здесь интересно отметить, что внезапные магнитные бури не начинаются одновременно для всей Земли, а начинаются в том месте Земли, где наступил момент кульминации апекса движения Земли, и распространяются в течение 4—6,5 минуты по всей Земле.Очень интересна связь между магнитными бурями и кратковременными извержениями на Солнце. Обычно магнитная буря наступает не непосредственно после извержения, а после некоторого интервала. Вот сводка наблюдений об интервале времени между началом извержения и соответствующей магнитной бурей: ИзвержениеПромежутки времени в часах 1 сентября 1859 г.15 июля 1892 г.10 сентября 1908 г.22 февраля 1926 г. 13 октября 1926 г. 17,519,526,036,031,0 В среднем 26,0  Среднее значение интервала — 26 часов — в точности совпадает с полученными Маундером значениями интервала между прохождением крупных пятен через центральный меридиан и началом магнитной бури.Магнитные бури, как известно, сопровождаются чрезвычайно интенсивными полярными сияниями, кривая частоты которых в точности повторяет кривую магнитной деятельности Земли, а следовательно, и кривую солнечных пятен.Солнце и явления на нем (пятна, протуберанцы) оказывают электромагнитное влияние на целую систему явлений: магнитное поле Земли, ионизация земной атмосферы, полярное сияние и изменение электрического потенциала. Солнечная энергия может передаваться Земле или радиацией Солнца, или излучаемыми им корпускулами. В солнечном спектре может иметь значение особенно ультрафиолетовая часть солнечной радиации, которая, как известно, поглощаясь в земной атмосфере, производит ионизацию воздуха. Обращаясь к корпускулярной радиации Солнца, можно сделать предположение, что Солнце излучает поток заряженных электричеством частиц, которые, встречаясь с Землей, вызывают в ней различные электрические, магнитные и электромагнитные явления. Это подтверждается нижеследующими фактами.
    Магнитные бури не начинаются одновременно по всей Земле. Время распространения бури говорит в пользу корпускулярного характера того солнечного агента, который ее вызывает.
    Повторяемость магнитных бурь в течение 27-дневного периода, т. е. периода обращения Солнца вокруг оси, говорит за то, что солнечный агент, их вызывающий, распространяется в виде ограниченного пучка, следующего за солнечным вращением.
    Между солнечными извержениями и вызванными ими магнитными бурями проходит более 24 часов. Если бы возмущающим агентом была внезапно увеличивающаяся ультрафиолетовая радиация Солнца, благодаря весьма большой скорости света этот промежуток не превзошел бы 8 минут и нескольких секунд, т. е. того времени, которое нужно свету для того, чтобы пройти расстояние от Солнца до Земли. Зарегистрированные запаздывания магнитных бурь хотя и не позволяют точно определить скорость распространения возмущения, однако доказывают, что она несравненно меньше скорости света[47].

    которые, встречаясь с Землей, вызывают в ней различные электрические, магнитные и электромагнитные явления. Это подтверждается нижеследующими фактами.
    Магнитные бури не начинаются одновременно по всей Земле. Время распространения бури говорит в пользу корпускулярного характера того солнечного агента, который ее вызывает.
    Повторяемость магнитных бурь в течение 27-дневного периода, т. е. периода обращения Солнца вокруг оси, говорит за то, что солнечный агент, их вызывающий, распространяется в виде ограниченного пучка, следующего за солнечным вращением.
    Между солнечными извержениями и вызванными ими магнитными бурями проходит более 24 часов. Если бы возмущающим агентом была внезапно увеличивающаяся ультрафиолетовая радиация Солнца, благодаря весьма большой скорости света этот промежуток не превзошел бы 8 минут и нескольких секунд, т. е. того времени, которое нужно свету для того, чтобы пройти расстояние от Солнца до Земли. Зарегистрированные запаздывания магнитных бурь хотя и не позволяют точно определить скорость распространения возмущения, однако доказывают, что она несравненно меньше скорости света[47].
    по мере приближения к Земле все ближе и ближе совпадают с направлением силовой магнитной линии, лежащей посередине соответствующей роговидной области. Частицы, вышедшие из отдаленной точки по направлениям, очень близким к благоприятному направлению, дают пучок траекторий, вьющихся винтообразно вокруг траектории луча благоприятного направления, причем завитки по мере приближения к Земле сгущаются и заполняют всю роговидную доступную область. Совокупность всех этих траекторий представляет «луч полярного сияния», ориентированный, очевидно, по силовой линии магнитного поля. Вид траекторий, а также благоприятные направления в высокой степени зависят от положения излучающей точки относительно магнитной оси Земли. Это обстоятельство объясняет поразительную изменчивость и беспокойство и так называемый «танец лучей» при магнитных возмущениях, так как магнитные бури вызывают быстрые, хотя и незначительные изменения направления магнитной оси Земли.
    Стермеру удалось объяснить и происхождение полярных сияний в форме драпри. Положим, что солнечное пятно, имеющее овальную форму, выпускает цилиндрический пучок заряженных частичек. Этот пучок в магнитном поле Земли деформируется и в сечении с некоторой концентрической с земной поверхностью сферой дает слабо извивающуюся длинную и неширокую ленту, ориентированную перпендикулярно к магнитному меридиану. В качестве концентрической с Землею сферы Стермер берет сферу радиусом 7000 км, соответствующую наибольшей высоте полярных сияний, считая от центра Земли. Заметим, что ширина этой ленты хорошо согласуется с действительно наблюдаемой шириною драпри. Если солнечное пятно испускает лучи не по одному направлению, а по направлениям, заключающимся внутри некоторого конуса, то тогда пучок лучей разлагается в магнитном поле Земли на ряд пунктов, дающих несколько параллельных друг другу драпри.
    После гипотезы о магнитных бурях, предложенной Лоджем, появилась более солидная гипотеза Шустера, который доказывал, что причиной магнитных вариаций являются токи ионов, движущихся в магнитном поле Земли. Корпускулярная радиация Солнца увеличивает ионизацию атмосферы и, следовательно, усиливает эти токи. Увеличение интенсивности этих токов дает дополнительный магнитный эффект, являющийся причиной магнитных бурь и вариаций.
    Более поздняя (1931 г.) теория магнитных бурь выдвинута С. Чемпеном (S. Chapmen) и Ферраро. Эта теория предполагает, что поток солнечных корпускул в целом нейтрален, хотя и ионизирован. Поток корпускул, вырвавшихся из ядра солнечного пятна, образует вокруг Земли своеобразную дугу, в которой распределение положительных и отрицательных корпускул изменяется сообразно с магнитным полем Земли. Эта дуга (или кольцо) существует несколько дней, в течение которых развивается главная фаза магнитной бури. Имеются данные предполагать, что ионизация нижних слоев атмосферы производится корпускулярной радиацией Солнца, а верхние слои ионизируются ультрафиолетовой радиацией. Последующие наблюдения действительно как будто бы показывают, что быстрые и скачкообразные изменения ионизации нижних слоев атмосферы производятся корпускулярным излучением и извержением солнечных пятен. Впрочем, все эти вопросы еще требуют дальнейшего тщательного изучения. Таким образом, намечается связь между атмосферным электричеством и солнцедеятельностью.
    Солнечные частицы, достигнув атмосферы, разряжаются в полярных сияниях и бомбардируют земную атмосферу. Последствием этих разрядов является увеличение отрицательного заряда земного тела, который, следовательно, идет в прямом соответствии с количеством отрицательного электричества, излученного центрами возмущения на Солнце[48].
     
    lu-chiaДата: Пт, 25.05.2018, 19:28 | Сообщение # 11
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Выведя 33-летний период из исторического материала, Боголепов сделал попытку расшифровать это явление.  Во-первых, основываясь на огромном разностном отличии эпохи всеобщих климатических нарушений от эпох  промежуточных,   Боголепов,   если  не  ошибаюсь, впервые эпохи климатических нарушений назвал эпохами «возмущения климата» и тем самым точно определил свою точку зрения на данные явления.   Во-вторых, он показал, что одновременно «возмущаются» не только термические  элементы  или   осадки,   но,   по-видимому, большинство  метеорологических  и  геофизических   элементов, начиная от северных сияний, магнитных бурь и кончая вулканической и тектонической деятельностью земной коры.  По этому поводу Боголепов совершенно правильно замечает: «Только при чтении хроник можно получить  полную  уверенность   в  том,   что   все   виды ненормальных, необычных геофизических событий являются членами одной системы: поражения засухой быстро сменяются поражениями от воды, вместе с этими как будто чисто атмосферными явлениями читаешь о давно   неслыханных   землетрясениях   в   ряде   стран,   в Средиземье и других местах извергаются вулканы, но вскоре вы читаете и о полярном сиянии, видимом во всей Европе, и т. д.  Проходит ряд лет, и все эти разнообразные события затихают. Поэтому я взял на себя смелость,— говорит  Боголепов,— уже  давно  смотреть на все эти явления, как на признаки единой жизни всего тела Земли.   И часто мне приходилось погружаться в ту  или иную область естествознания,  исследуя в  ней универсальное явление — периодичность возмущений тела Земли».
    Какой же фактор вызывает эти возмущения — вопрос, на который Боголепов не дает прямого ответа, но как на одну из главных причин этих возмущений указывает на периодические колебания в солнцедеятельности, причем в своем 33-летнем периоде он обнаруживает и 11-летний, и 3,5—2,8-летние периоды, совпадающие с периодами, найденными в солнцедеятельности. Боголепов даже склонен думать, что явление периодических возмущений климата и явление солнечных пятен суть соэффекты одной причины, находящейся «не только вне Земли, но, вероятно, и вне солнечной системы», а именно «электромагнитной жизни Вселенной».
     
    lu-chiaДата: Вс, 27.05.2018, 20:36 | Сообщение # 12
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Глава VII   ЦЕЛЬ НАУКИ — ПРОГНОЗ

    Итак, солнечная активность — регулятор течения эпидемических процессов в масштабах планеты. К такому выводу привел нас «макроскопический анализ» явления — выяснение тенденций распределения эпидемий во времени в связи с изменениями в степени напряженности пятнообразовательного процесса. Этот анализ позволил вскрыть некоторые закономерности, открывающие возможность практического применения результатов данной работы в смысле прогноза хода эпидемий на довольно большой срок вперед.
    В 1923 г. мы имели минимум солнцедеятельности. Начиная с 1924 г. пятнообразовательный процесс постепенно подвигался к своему максимуму. В 1925 и 1926 гг. природа земного шара стояла под знаком чрезвычайных волнений. Стихийные катастрофы пронеслись над всею планетой, захватив и Европу. Уже в 1926 г. у нас была значительная эпидемия гриппа. В следующем году сильная эпидемия гриппа прошлась по Европе, унеся немало жертв.
    Максимум солнцедеятельности пал на 1928 г. Следовательно, около 1932 г. можно было ожидать начала эпидемии гриппа в виде второй волны за текущий солнечный период. Затем следующая гриппозная эпидемия появилась между 1935 — 1936 гг. при условии минимума в 1933—1934гг., а максимума в 1937—1938 гг. Эта последняя эпидемия может дать рецидивную волну в период 1939—1940 гг., следующая эпидемия будет иметь наибольшее число шансов на появление в 1946 — 1947 гг. и т. д.[58]
    Что касается холеры, то, вообще говоря, последняя изживается в высококультурных странах, благодаря высокому состоянию общественной санитарии и гигиены. Поэтому трудно ожидать больших эпидемий в государствах Европы или Северной Америки. Однако в периоды 1937—1939, 1948—1950, 1959—1960 гг. и т. д. можно ожидать возникновения эпидемии холеры или ее местных усилений на Востоке. В эти же годы следует ожидать резкого повышения в количестве смертных случаев от холеры в тех ее очагах, где она имеет или будет иметь место, сравнительно со всеми промежуточными годами. Действительно, в эпоху прошлого максимума солнцедеятельности большие вспышки холерных эпидемий имели место в Индии, Персии, Месопотамии. В то же время были отмечены значительное усиление чумы в Индии и Тунисе, эпидемии дифтерии и скарлатины в Европе, а также тифа и бешенства. Одновременно было отмечено увеличение общей смертности, и в период 1927—1929 гг. значительно участились случаи внезапных смертей.
    Аналогичная картина усиления эпидемических явлений имела место во время текущего максимума.
    В 1939 г. можно ожидать эпидемий возвратного и сыпного тифа, обнаруживающих также 11-летнюю периодичность и возникающих через 1— 1,5 года после солнечного максимума. Последняя эпидемия сыпного тифа получила максимальное распространение в 1919 г. Конечно, возможность появления тифов в той или иной стране стоит в тесной зависимости от социальных условий.
    Вышеуказанный прогноз, конечно, должен будет остаться в силе только в том случае, если деятельность Солнца за данный период не даст каких-либо значительных уклонений, что случается, впрочем, чрезвычайно редко. Таким образом, вполне обстоятельные данные позволяют заключить, что в наших руках имеется одно из орудий предвидения. Еще недавно проф. Д. К. Заболотный в своей речи, говоря о попытках некоторых авторов установить периодичность эпидемий, заметил следующее: «Этого мало для того, чтобы предугадать приближение новой волны эпидемии так, как предсказывают астрономы небесные явления. Если метеорологи не всегда предсказывают погоду, то для эпидемиологов пока еще трудно предвидеть ту или иную эпидемию».
    Мне думается, что в отношении холерных и гриппозных и отчасти тифозных эпидемий не следует придерживаться столь пессимистического мнения. Закономерность их появления и развития стала выясняться, как только мы приблизились к тому механизму, который так или иначе является виновником этой закономерности. Аналогичные заключения можно было бы распространить и на некоторые другие эпидемии, например на эпидемии брюшного тифа и дизентерии для некоторых местностей, эпидемии цереброспинального менингита, дифтерии и другие массовые заболевания.
    Допуская, что колебания в напряженности электрического поля атмосферы, возрастание отрицательного электричества на поверхности Земли или количества отрицательного или положительного электричества в атмосфере, связанное с притоком солнечных электронов при прохождении пятен, должны влиять на физиологические процессы в живых организмах, и в микроорганизмах в частности, мы может предполагать, что и в ходе эпидемий должны намечаться две основные особенности: одни эпидемии чаще всего должны совпадать с эпохами максимумов, другие — с эпохами минимумов.
    Материал, накопленный нами в этом направлении, как будто говорит за то, что такая закономерность в распределении эпидемий сообразно с эпохами солнцедеятельности действительно существует. Из того материала, которым мы располагаем, теперь ясно видно, что одни эпидемии чаще всего падают на максимумы, другие — на минимумы. На максимумы падают: холера, возвратный тиф, цереброспинальный менингит, дизентерия. 
     
    На минимумы приходятся весьма часто: чума, дифтерит в определенных местностях. С промежуточными годами стремится совпадать грипп. Происходит периодическое оживление и замирание то одной, то другой инфекции. Получается впечатление, что различные микроорганизмы различно реагируют на изменение среды, вносимое пятнообразовательной деятельностью Солнца. Некоторые эпидемии, как мы видим, отвечают этой закономерности в такой мере, что открывается возможность эпидемиологического прогноза на годы вперед. Другие эпидемии таковой закономерностью не обладают, и здесь от исследователя требуется более тщательное изучение вопроса. Так, дифтерия в различных местностях образует с солнцедеятельностью положительную или отрицательную корреляцию.  
    Как объяснить это явление? Необходимо проследить, как по данным местностям распределяются в связи с солнечной активностью те или другие метеорологические или геофизические элементы, начиная с давления и температуры и кончая электрическими и магнитными явлениями, вывести эмпирические зависимости и неизменно в течение долгого времени их контролировать.
    В качестве примера укажу на частоту гроз, распределение которой на поверхности земного шара далеко не равномерно. То же можно сказать и о таких электрооптических феноменах, как гало. Хотя эти атмосферно-электрические явления находятся в известном соотношении с активностью Солнца, их распределение в пространстве зависит от геофизических и метеорологических факторов. Что касается гало, то частота их в одних местностях стоит в прямой, а в других — в обратной связи с числом пятен.

    В годы повышенной деятельности Солнца количество притекающей к нашей планете энергии резко повышается[61]. Если лучистая энергия Солнца является основным источником физико-химических процессов на поверхности Земли, то колебания в количестве притекающей к Земле лучистой энергии неминуемо должны вызвать те или иные соответствующие колебания в энергетическом хозяйстве поверхностных слоев Земли, в частности биосферы.
    Этот логический вывод из энергетического понимания природы физико-химических и биологических явлений влечет за собою предположение о возможном изменении жизненного тонуса макро- и микробиосферыпод влиянием этих колебаний.
    Выводы, которые можно сделать из настоящей работы, побуждают к дальнейшему исследованию вопроса путем, так сказать, «микроскопического анализа». Этот путь имеет две основные ветви. К первой относится работа детального исследования с точностью до одного дня при помощи математической обработки большого статистического материала об эпидемиях, с одной стороны, а с другой — о солнцедеятельности, атмосферном электричестве и о других явлениях, стоящих в зависимости от Солнца.
    Ко второй ветви относится работа биофизикохимического анализа бактериальных процессов, с одной стороны, а с другой — изучение вопроса о различных изменениях в организме под влиянием внешних физико-химических агентов.
    В то время как работа по линии первой ветви анализа поможет углубить наше понимание влияния совокупности указанных факторов на организм, вернее, на заболеваемость или смертность, вторая ветвь приведет нас к раскрытию самого механизма влияния.
    Если, допустим, удастся установить, что суточные колебания в солнцедеятельности вызывают аналогичные колебания в ходе заболевании или смертности при той или иной эпидемии, то наука приобретет немаловажное орудие более успешной борьбы как с первым, так и со вторым явлением Ввиду того что астрономия обладает некоторыми средствами прогноза суточных и месячных колебаний солнцедеятельности, явится возможность своевременного принятия тех или иных мер в те дни, когда особенно сильно повышается степень заболеваемости или количество смертных случаев. Тогда эпидемиология пойдет рука об руку с астрономией и метеорологией.
    С другой стороны, одновременно необходимо приступить к основательному изучению вопроса о влиянии на бактерии изменений среды, электрических процессов в коллоидных, дисперсных системах, явлений электроосмоса, катафореза, явлений коагуляции и стабилизации бактериальных систем, несущих ионы того или иного знака, и т. д.
    Конечно, было бы совершенно неосновательно предполагать, что известное состояние солнцедеятельности является непосредственной причиной эпидемического распространения тех или иных болезней. Такого рода заключение было бы совершенно неверно. Деятельность Солнца, по всему вероятию, лишь способствует эпидемиям, содействует более быстрому их назреванию и интенсивному течению. Это нужно разуметь в том смысле, что та или иная эпидемия благодаря ряду биологических факторов могла бы иметь место и без воздействия солнечного фактора. Но без последнего она могла бы появиться не в тот год, когда она действительно имела место, и сила ее развития была бы не та, что на самом деле. Следовательно, роль периодической деятельности Солнца надо понимать как роль регулятора эпидемий в их размещении во времени, а также, очень возможно, и в силе их проявления.
    Воздерживаясь здесь по целому ряду причин от каких-либо дальнейших обобщений, которые можно было бы сделать в связи с открытием вышеизложенных явлений в течении эпидемий, мы все же считаем нужным сказать, что начиная с текущего момента перед эпидемиологией стоят новые задачи, разрешение которых должно будет пролить свет на наиболее темные стороны этой области медицины. Биологическое учение об условиях существования человека в среде, насыщенной микроорганизмами, и законы его сожительства с этими микроорганизмами пополнились новой проблемой актуального значения.
    Заметим также, что в этой книге мы старались главным образом изложить фактический материал, считая это наиважнейшим. Нашей задачей являлось представить в широком общебиологическом освещении вопрос о переходе жизненных качеств вируса из латентного состояния в активное под влиянием изменений в физико-химической стихии, окружающей организм. Что же касается толкований эпидемиологической механики, то на их безошибочность мы вовсе не претендуем. Их следует рассматривать лишь как первую попытку построить рабочую гипотезу, не более.
    Но мы считаем нужным предостеречь эпидемиологов от того слишком упрощенного понимания эпидемического механизма, которым грешат слишком часто, когда стремятся объяснить тот или иной эпидемический факт исключительно влиянием испорченного водопроводного фильтра или плохой канализацией. Что скверное фильтрование воды и лопнувшие трубы могут играть очень большую роль в развитии холерной или брюшнотифозной эпидемии, в этом сомневаться нельзя. Но эти явления никогда не служили первопричиной эпидемий, а всегда лишь — промежуточным звеном, наиболее близким и доступным непосредственному наблюдению и исследованию.
    Приступая к выяснению вопроса о причинах эпидемии, необходимо иметь в руках весь арсенал современного естествознания и уметь свободно манипулировать всеми его орудиями. Только при дружном натиске многих отделов естествознания на закулисные тайны эпидемий мы можем рассчитывать в конце концов открыть завесу над этой темной областью, дабы затем повести планомерную осаду. В противном случае мы еще долгое время будем уподобляться тем зрячим, которые в сущности не видят ничего.
    «Бесполезны тому очи, кто желает видеть внутренность вещи, лишаясь рук к отверзтию оной. Бесполезны тому руки, кто к рассмотрению открытых вещей очей не имеет» (М. В. Ломоносов).
     
     
    lu-chiaДата: Вс, 27.05.2018, 20:40 | Сообщение # 13
    Группа: wing
    Сообщений: 26340
    Статус: Offline
    Глава VIII   ЗЕМНЫЕ ПРЕДВЕСТНИКИ СОЛНЕЧНЫХ ВСПЫШЕК 
    Указание на связь между помрачением солнечного диска и ценами на рожь мы находим еще в исторических отрывках Старшего Катона (М. Porcius Cato, 234—149 до н. э.), затем через 19 веков, в XVII в., в письме Баттисты Балиани к Галилею и, наконец, в конце XVIII в. у В. Гершеля, который пытался установить связь между количеством солнечных пятен и изменениями цены на рожь вследствие колебания урожайности. Вопрос о влиянии солнечных пятен на урожаи, цветение и рост различных растений исследовал целый ряд лиц: А. Кларк, Дансон, Фриц, У. Шоу, Эндстрём, К. Фламмарион, Б. Гелланд-Ханзен, Ф. Нансен, Лемстрем, Э. Хентингтон, А. Дэгласс, М. Семенов, Б. Ястремский, Е. Слуцкий, А. Чижевский.
    Дэгласс чрезвычайно тщательно изучил вопрос о соотношении между степенью напряженности пятнообразовательного процесса и ростом древесины — толщиною годичных колец деревьев. Для своего исследования Дэгласс собрал очень большое количество срезов из различных стран Европы и Америки и подверг эти срезы особому анализу, определявшему с большой точностью толщину годичных колец древесины (до 0,01 мм) и периодичность в толщине годичных слоев. К обработке было привлечено много срезов деревьев, насчитывавших огромную давность своего существования, как, например, дерево рода секвойи возрастом 3200 лет из Южной Калифорнии и 19 деревьев из Flagstaff 500-летней давности. После кропотливой работы Дэгласс выяснил, что решительно все группы обследованных срезов обнаруживают 11-летний солнечный цикл либо его кратные величины.

    Годы максимальной деятельности Солнца во всех случаях дают резкое утолщение древесины, и, наоборот, при минимумах толщина древесины сокращается. Дэгласс выяснил также, что существует некоторое определенное отношение между толщиной годичных слоев древесины и рядом климатических факторов, как, например, средней годовой температурой, средним годовым количеством осадков и т. д. Однако это отношение далеко не объясняет всех случаев: в то время как метеорологические факторы дают постоянные уклонения — солнечные периоды во всех частях света неизменно и ярко проявляют себя.Работа Дэгласса, которая по справедливости может быть названа классической, выдвинула в науке следующий вопрос: какой физический или химический фактор внешней среды является причиной интенсивного произрастания древесины в годы солнечного максимума[62]?Из работы Дэгласса, а также из аналогичной работы Хэнтингтона ни в коем случае нельзя сделать вывода, что таким фактором являются осадки, температура и т. д., образующие весьма значительные расхождения с солнечными периодами.В то же время возникает предположение: не ускользает ли от внимания исследователей какой-либо другой физический деятель, стоящий в связи с периодическою деятельностью Солнца и проявляющий себя в данном случае на росте растительной ткани?В самом деле, в последнее время различные вегетативные эффекты в месяцы наиболее сильной активности Солнца были обнаружены различными исследователями вне какой-либо зависимости от таких метеорологических факторов, как влажность, температура или давление. Так, например, в 1927 г. ботаники отметили тот факт, что некоторые растения дали в этот год необычайно пышное и исключительно мощное цветение. Белот, Мемери и Ляховский обнаружили путем специального исследования за много десятилетий, что качество вина, его наиболее тонкие вкусовые нюансы резко улучшаются в годы максимумов в солнцедеятельности. Не вдаваясь в подробности, укажу, что в период 1926—1930 гг. мною была выполнена работа, показавшая, что мутации у растений, по-видимому, могут наблюдаться под действием резких скачков в деятельности Солнца.Изучая колебания урожайности некоторых культурных растений по разным странам, Семенов также пришел к заключению, что в периоды большого числа солнечных пятен урожаи бывают выше среднего, а в периоды малого числа пятен урожаи бывают ниже среднего. Ястремский (1922 г.), разрабатывая ту же проблему, обнаружил одно чрезвычайно интересное явление, а именно: пятнообразовательная деятельность Солнца оказывает на урожаи кормовых злаков различное по своему знаку влияние в различных районах. Например, территория Европейской России по отношению влияния солнечных периодов разделяется Ястремским на две части: в одной части увеличение пятен повышает урожай, в другой — происходит обратное явление. Рационального объяснения данному явлению дать не удалось.Если мы предположим, что в годы максимальной деятельности Солнца последнее продуцирует во внешнее пространство некоторые специфические излучения, оказывающие особое влияние на рост растительной ткани, то не будут ли оказывать эти излучения аналогичное влияние и на бактерии, представляющие собой растительные организмы. Такая постановка вопроса вполне возможна, и если мы при современном состоянии науки не можем разрешить этот вопрос в положительном смысле, то мы не имеем права разрешать его и отрицательно. Микроорганизмы, живущие в полужидкой или влажной среде, в верхнем слое почвы, на взвешенной в воздухе пыли, на поверхности овощей и плодов, в гниющих органических отбросах, водные вибрионы, спирохеты, патогенные почвенные анаэробы и т. д. могут находиться под непосредственным влиянием известных специфических излучений Солнца или их земных проводников, каковыми могут являться колебания атмосферного электричества, некоторые химические реакции в воздухе и т. д. Тому же влиянию подвержены и те микроорганизмы, которые таятся на периферических частях организма человека, на поверхности кожи, на слизистой оболочке носоглотки, дыхательных путей, мочеполовой системы как обычное явление мирного сожительства человеческого тела с бактериями различного морфологического характера и биологических свойств.
     
    Ракурсы » Миры земные » Биология, наука о живом » Земное эхо солнечных бурь
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:


    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz


    Для добавления необходима авторизация