Пн, 06.07.2020, 13:58
Приветствую Вас Гость | RSS

  • Таро (13)
    [Знаки. Символизм]
  • Земное (209)
    [Земное]
  • "Бубновый валет" и "Ослиный хвост" (18)
    [Цвето-свето-ведение]
  • о литературе (83)
    [Крылья]
  • "Условный рефлекс" сценарий к к/ф (42)
    [Фантастика]
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 2
    • 1
    • 2
    • »
    Ракурсы » Миры земные » Крылья » Я не способен к жизни в других широтах (И.А. Бродский)
    Я не способен к жизни в других широтах
    lu-chiaДата: Пн, 24.06.2019, 19:32 | Сообщение # 1
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline

    Галина Юганова , пастель, бумага

    Эклога 4-я (1980) /отрывки/

    I

    Зимой смеркается сразу после обеда.
    В эту пору голодных нетрудно принять за сытых.
    Зевок загоняет в берлогу простую фразу.
    Сухая, сгущенная форма света --
    снег -- обрекает ольшаник, его засыпав,
    на бессоницу, на доступность глазу

    в темноте. Роза и незабудка
    в разговорах всплывают все реже. Собаки с вялым
    энтузиазмом кидаются по следу, ибо сами
    оставляют следы. Ночь входит в город, будто
    в детскую: застает ребенка под одеялом;
    и перо скрипит, как чужие сани

    V

    Время есть холод. Всякое тело, рано
    или поздно, становится пищею телескопа:
    остывает с годами, удаляется от светила.
    Стекло зацветает сложным узором: рама
    суть хрустальные джунгли хвоща, укропа
    и всего, что взрастило

    одиночество. Но, как у бюста в нише,
    глаз зимой скорее закатывается, чем плачет.
    Там, где роятся сны, за пределом зренья,
    время, упавшее сильно ниже
    нуля, обжигает ваш мозг, как пальчик
    шалуна из русского стихотворенья.

    VIII

    Холод ценит пространство. Не обнажая сабли,
    он берет урочища, веси, грады.
    Населенье сдается, не сняв треуха.
    Города -- особенно, чьи ансамбли,
    чьи пилястры и колоннады
    стоят как пророки его триумфа,

    смутно белея. Холод слетает с неба
    на парашюте. Всяческая колонна
    выглядит пятой, жаждет переворота.
    Только ворона не принимает снега,
    и вы слышите, как кричит ворона
    картавым голосом патриота.

    IX

    В феврале чем позднее, тем меньше ртути.
    Т. е. чем больше времени, тем холоднее. Звезды
    как разбитый термометр: каждый квадратный метр
    ночи ими усеян, как при салюте.
    Днем, когда небо под стать известке,
    сам Казимир бы их не заметил,

    белых на белом. Вот почему незримы
    ангелы. Холод приносит пользу
    ихнему воинству: их, крылатых,
    мы обнаружили бы, воззри мы
    вправду горе', где они как по льду
    скользят белофиннами в маскхалатах.

    X

    Я не способен к жизни в других широтах.
    Я нанизан на холод, как гусь на вертел.
    Слава голой березе, колючей ели,
    лампочке желтой в пустых воротах,
    -- слава всему, что приводит в движенье ветер!
    В зрелом возрасте это -- вариант колыбели,

    Север -- честная вещь. Ибо одно и то же
    он твердит вам всю жизнь -- шепотом, в полный голос
    в затянувшейся жизни -- разными голосами.
    Пальцы мерзнут в унтах из оленьей кожи,
    напоминая забравшемуся на полюс
    о любви, о стоянии под часами.

    https://u.to/uJqxFQ

    О Бродском

    Вдова поэта говорит:
    Указания Иосифа касаются двух областей. Во-первых, он просил, чтобы его личные и семейные бумаги в архиве были закрыты на пятьдесят лет. Во-вторых, в письме, приложенном к завещанию, как и в беседах со мной насчёт того, как эти вопросы должны решаться после его смерти, — он просил не публиковать его письма и неизданные сочинения. Но, насколько я понимаю, его просьба допускает публикацию отдельных цитат из неизданных вещей в научных целях, как это принято в подобных случаях. В том же самом письме он просил своих друзей и родных не принимать участия в написании его биографий.
    Прикрепления: 0417567.jpg(433.9 Kb)
     
    lu-chiaДата: Пн, 24.06.2019, 19:32 | Сообщение # 2
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://u.to/zwCzFQ

    https://u.to/IQmzFQ

    https://yandex.ru/turbo?t....23.html
     
    lu-chiaДата: Пн, 24.06.2019, 19:32 | Сообщение # 3
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://vm.ru/news/236490.html
    Уинстон Оден
     
    lu-chiaДата: Чт, 18.07.2019, 08:21 | Сообщение # 4
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://litresp.ru/chitat....2 эссе, статьи
     
    lu-chiaДата: Пт, 13.09.2019, 22:55 | Сообщение # 5
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    Я не то что схожу с ума, но устал за лето.
    За рубашкой в комод полезешь, и день потерян.
    Поскорей бы, что ли, пришла зима и занесла всё это —
    города, человеков, но для начала зелень.
    Стану спать не раздевшись или читать с любого
    места чужую книгу, покамест остатки года,
    переходят в положенном месте асфальт.
    Свобода — это когда забываешь отчество у тирана,
    а слюна во рту слаще халвы Шираза,
    и, хотя твой мозг перекручен, как рог барана,
    ничего не каплет из голубого глаза.
     
    lu-chiaДата: Пт, 13.09.2019, 22:55 | Сообщение # 6
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    Иосиф Бродский

    Стихи под эпиграфом
    "То, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку..."


    Каждый пред Богом наг.
    Жалок, наг и убог.
    В каждой музыке Бах,
    В каждом из нас Бог.
    Ибо вечность - богам.
    Бренность - удел быков...
    Богово станет нам
    Сумерками богов.
    И надо небом рискнуть,
    И, может быть, невпопад
    Еще не раз нас распнут
    И скажут потом: распад.
    И мы завоем от ран.
    Потом взалкаем даров...
    У каждого свой храм.
    И каждому свой гроб.
    Юродствуй, воруй, молись!
    Будь одинок, как перст!..
    ...Словно быкам - хлыст,
    вечен богам крест.
     
    lu-chiaДата: Пт, 13.09.2019, 22:55 | Сообщение # 7
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    Пилигримы...синим солнцем палимы,
    идут по земле пилигримы.
    Увечны они, горбаты,
    голодны, полуодеты,
    глаза их полны заката,
    сердца их полны рассвета.
    За ними поют пустыни,
    вспыхивают зарницы,
    звезды горят над ними,
    и хрипло кричат им птицы:
    что мир останется прежним,
    да, останется прежним,
    ослепительно снежным,
    и сомнительно нежным,
    мир останется лживым,
    мир останется вечным,
    может быть, постижимым,
    но все-таки бесконечным.
    И, значит, не будет толка
    от веры в себя да в Бога.
    ...И, значит, остались только
    иллюзия и дорога.
    И быть над землей закатам,
    и быть над землей рассветам.
    Удобрить ее солдатам.
    Одобрить ее поэтам.
    http://nata-koenig.narod.ru/stihi/brodsky.html
     
    lu-chiaДата: Пт, 13.09.2019, 22:56 | Сообщение # 8
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    28 января умер Бродский.
    Вот стихи, которые составители его сборников упрямо игнорируют.

    Мой народ

    Мой народ, не склонивший своей головы,
    Мой народ, сохранивший повадку травы:
    В смертный час зажимающий зёрна в горсти,
    Сохранивший способность на северном камне расти.

    Мой народ, терпеливый и добрый народ,
    Пьющий, песни орущий, вперёд
    Устремлённый, встающий — огромен и прост —
    Выше звёзд: в человеческий рост!

    Мой народ, возвышающий лучших сынов,
    Осуждающий сам проходимцев своих и лгунов,
    Хороня́щий в себе свои муки — и твёрдый в бою,
    Говорящий безстрашно великую правду свою.

    Мой народ, не просивший даров у небес,
    Мой народ, ни минуты не мыслящий без
    Созиданья, труда, говорящий со всеми, как друг,
    И чего б ни достиг, без гордыни глядящий вокруг.

    Мой народ! Да, я счастлив уж тем, что твой сын!
    Никогда на меня не посмотришь ты взглядом косым.
    Ты заглушишь меня, если песня моя не честна.
    Но услышишь её, если искренней будет она.

    Не обманешь народ. Доброта — не доверчивость. Рот,
    Говорящий неправду, ладонью закроет народ,
    И такого на свете нигде не найти языка,
    Чтобы смог говорящий взглянуть на народ свысока.

    Путь певца — это родиной выбранный путь,
    И куда ни взгляни — можно только к народу свернуть,
    Раствориться, как капля, в безсчётных людских голосах,
    Затеряться листком в неумолчных шумящих лесах.

    Пусть возносит народ — а других я не знаю суде́й,
    Словно высохший куст, — самомненье отдельных людей.
    Лишь народ может дать высоту, путеводную нить,
    Ибо не́ с чем свой рост на отшибе от леса сравнить.

    Припада́ю к народу. Припада́ю к великой реке.
    Пью великую речь, растворяюсь в её языке.
    Припада́ю к реке, безконечно текущей вдоль глаз
    Сквозь века́, прямо в нас, мимо нас, дальше нас.

    <1965>
    (С) разместил где-то Прилепин
     
    lu-chiaДата: Пн, 30.09.2019, 22:01 | Сообщение # 9
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline


    Всемирный день поэзии был учрежден на 30-й сессии генеральной ассамблеи ЮНЕСКО, состоявшейся в Париже в 1999 году. Первый день поэзии 21 марта 2000 года прошел одновременно в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже и в московском «Театре на Таганке». С 2009 года проходят ежегодные мероприятия, посвященные этому празднику, под эгидой Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и в партнерстве с Бюро Юнеско в Москве.

    есть и такой)

    Перо, свеча и сушеная роза.. все как давно)

                        ***
     (я входил вместо дикого зверя в клетку)  (И.Бродский)

    Я входил вместо дикого зверя в клетку,
    выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
    жил у моря, играл в рулетку,
    обедал черт знает с кем во фраке.

    С высоты ледника я озирал полмира,
    трижды тонул, дважды бывал распорот.
    Бросил страну, что меня вскормила.
    Из забывших меня можно составить город.

    Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
    надевал на себя что сызнова входит в моду,
    сеял рожь, покрывал черной толью гумна
    и не пил только сухую воду.

    Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
    жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
    Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
    перешел на шепот. Теперь мне сорок.

    Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
    Только с горем я чувствую солидарность.
    Но пока мне рот не забили глиной,
    из него раздаваться будет лишь благодарность.

    24 мая 1980 г.
    Прикрепления: 5154756.gif(119.8 Kb)
     
    lu-chiaДата: Пн, 30.09.2019, 22:01 | Сообщение # 10
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    И вечный бой.
    Покой нам только снится.
    И пусть ничто
    не потревожит сны.
    Седая ночь,
    и дремлющие птицы
    качаются от синей тишины.

    И вечный бой.
    Атаки на рассвете.
    И пули,
    разучившиеся петь,
    кричали нам,
    что есть еще Бессмертье...
    ... А мы хотели просто уцелеть.

    Простите нас.
    Мы до конца кипели,
    и мир воспринимали,
    как бруствер.
    Сердца рвались,
    метались и храпели,
    как лошади,
    попав под артобстрел.

    ...Скажите... там...
    чтоб больше не будили.
    Пускай ничто
    не потревожит сны.
    ...Что из того,
    что мы не победили,
    что из того,
    что не вернулись мы?..

    Бродский
     
    lu-chiaДата: Чт, 03.10.2019, 15:36 | Сообщение # 11
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    Когда теряет равновесие
    твоё сознание усталое,
    когда ступеньки этой лестницы
    уходят из под ног,
    как палуба,
    когда плюёт на человечество
    твоё ночное одиночество, -
    ты можешь
    размышлять о вечности
    и сомневаться в непорочности
    идей, гипотез, восприятия
    произведения искусства,
    и - кстати - самого зачатия
    Мадонной сына Иисуса.
    Но лучше поклоняться данности
    с глубокими её могилами,
    которые потом,
    за давностью,
    покажутся такими милыми.

    Да.
    Лучше поклоняться данности
    с короткими её дорогами,
    которые потом
    до странности
    покажутся тебе
    широкими,
    покажутся большими,
    пыльными,
    усеянными компромиссами,
    покажутся большими крыльями,
    покажутся большими птицами.

    Да. Лучше поклонятся данности
    с убогими её мерилами,
    которые потом до крайности,
    послужат для тебя перилами
    (хотя и не особо чистыми),
    удерживающими в равновесии
    твои хромающие истины
    на этой выщербленной лестнице.


    Бродский
     
    lu-chiaДата: Чт, 03.10.2019, 15:36 | Сообщение # 12
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    НЕТ, МЫ НЕ СТАЛИ

    Нет, мы не стали глуше или старше.
    Мы говорим слова свои, как прежде.
    И наши пиджаки темны все так же.
    И нас не любят женщины все те же.

    И мы опять играем временами
    В больших амфитеатрах одиночеств.
    И те же фонари горят над нами,
    Как восклицательные знаки ночи.

    Живем прошедшим, словно настоящим,
    На будущее время непохожим,
    Опять не спим и забываем спящих,
    А также дело делаем все то же.

    Храни, о юмор, юношей веселых
    В ночных круговоротах тьмы и света
    Великими для славы и позора
    И добрыми для суетности века.


    Бродский
    http://matyuhin2.narod.ru/brodskiipoems.html
     
    lu-chiaДата: Чт, 03.10.2019, 15:36 | Сообщение # 13
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://rustih.ru/iosif-brodskij-konec-prekrasnoj-epoxi/

    Потому что искусство поэзии требует слов,
    я — один из глухих, облысевших, угрюмых послов
    второсортной державы, связавшейся с этой, —
    не желая насиловать собственный мозг,
    сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
    за вечерней газетой.
    Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
    в этих грустных краях, чей эпиграф — победа зеркал,
    при содействии луж порождает эффект изобилья.
    Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
    Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя, —
    это чувство забыл я.
    В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,
    стены тюрем, пальто; туалеты невест — белизны
    новогодней, напитки, секундные стрелки.
    Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;
    пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей —
    деревянные грелки.
    Этот край недвижим. Представляя объем валовой
    чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,
    вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
    Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
    Даже стулья плетеные держатся здесь
    на болтах и на гайках.
    Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
    немота вынуждает нас как бы к созданью своих
    этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
    Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,
    свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
    Кочет внемлет курантам.
    Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,
    к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,
    видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
    И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,
    но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут —
    тут конец перспективы.
    То ли карту Европы украли агенты властей,
    то ль пятерка шестых остающихся в мире частей
    чересчур далека. То ли некая добрая фея
    надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
    Сам себе наливаю кагор — не кричать же слугу —
    да чешу котофея…
    То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
    то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
    Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
    паровоз с кораблем — все равно не сгоришь от стыда:
    как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
    колесо паровоза.
    Что же пишут в газетах в разделе «Из зала суда»?
    Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
    обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
    как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
    но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
    продырявленным вправе.
    Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
    времена, неспособные в общей своей слепоте
    отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
    Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
    Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,
    чтоб спросить с тебя, Рюрик.
    Зоркость этих времен — это зоркость к вещам тупика.
    Не по древу умом растекаться пристало пока,
    но плевком по стене. И не князя будить — динозавра.
    Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
    Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
    да зеленого лавра.
    Потому что искусство поэзии требует слов,
    я — один из глухих, облысевших, угрюмых послов
    второсортной державы, связавшейся с этой, —
    не желая насиловать собственный мозг,
    сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
    за вечерней газетой.
    Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
    в этих грустных краях, чей эпиграф — победа зеркал,
    при содействии луж порождает эффект изобилья.
    Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
    Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя, —
    это чувство забыл я.
    В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,
    стены тюрем, пальто; туалеты невест — белизны
    новогодней, напитки, секундные стрелки.
    Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;
    пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей —
    деревянные грелки.
    Этот край недвижим. Представляя объем валовой
    чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,
    вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
    Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
    Даже стулья плетеные держатся здесь
    на болтах и на гайках.
    Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
    немота вынуждает нас как бы к созданью своих
    этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
    Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,
    свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
    Кочет внемлет курантам.
    Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,
    к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,
    видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
    И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,
    но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут —
    тут конец перспективы.
    То ли карту Европы украли агенты властей,
    то ль пятерка шестых остающихся в мире частей
    чересчур далека. То ли некая добрая фея
    надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
    Сам себе наливаю кагор — не кричать же слугу —
    да чешу котофея…
    То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
    то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
    Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
    паровоз с кораблем — все равно не сгоришь от стыда:
    как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
    колесо паровоза.
    Что же пишут в газетах в разделе «Из зала суда»?
    Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
    обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
    как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
    но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
    продырявленным вправе.
    Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
    времена, неспособные в общей своей слепоте
    отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
    Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
    Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,
    чтоб спросить с тебя, Рюрик.
    Зоркость этих времен — это зоркость к вещам тупика.
    Не по древу умом растекаться пристало пока,
    но плевком по стене. И не князя будить — динозавра.
    Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
    Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
    да зеленого лавра.
     
    lu-chiaДата: Сб, 19.10.2019, 19:03 | Сообщение # 14
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://u.to/td_OFg

    Иосиф Бродский и его любовь к кошкам 26.03.2018 «Нет положения, в котором кошка была бы неграциозна» (Иосиф Бродский) «Не читая стихов общество опускается до такого уровня речи, при котором оно становится легкой добычей демагога или тирана» «Нравится нам это или нет, мы здесь для того, чтобы узнать не только что время делает с людьми, но что язык делает с временем.»   (Иосиф Бродский)



    «…Мы звали ее Маруся, Маня, Манечка (уменьшительные имена, употреблявшиеся ее сестрами и моим отцом) и Мася или Киса — мои изобретения. С годами последние два получили большее хождение, и даже отец стал обращаться к ней таким образом…. Киса, эта нежная кличка кошки, вызывала довольно долго ее сопротивление. «Не смейте называть меня так! — восклицала она сердито. — И вообще перестаньте пользоваться вашими кошачьими словами. Иначе останетесь с кошачьими мозгами!» Подразумевалась моя детская склонность растягивать на кошачий манер определенные слова, чьи гласные располагали к такому с ними обращению. «Мясо» было одним из таких слов, и к моим пятнадцати годам в нашей семье стояло сплошное мяуканье. Отец оказался этому весьма подвержен, и мы стали величать и обходиться друг с другом как «большой кот» и «маленький кот». «Мяу», «мур-мяу» или «мур-мур-мяу» покрывали существенную часть нашего эмоционального спектра: одобрение, сомнение, безразличие, покорность судьбе, доверие. Постепенно мать стала пользоваться ими тоже, но главным образом дабы обозначить свою к этому непричастность…»

    Бродский утверждал, что в кличке всяческого уважаемого кота должен присутствовать звук «с», в юности у поэта был любимый кот Оська.

    Ария кошек

    Наши щёчки волосаты.
    Наши спинки полосаты,
    словно нотные листы.
    Лапки — чудо красоты!

    Красоты мы необычной,
    выгнут хвост, как ключ скрипичный.
    Мы в пыли его влачим
    и в молчании — звучим.
    1965?

    Источник: Иосиф Бродский и его любовь к кошкам https://tailytales.ru/2018/03/26/21488/
    Copyright: https://tailytales.ru
    Прикрепления: 9602752.jpg(144.1 Kb)
     
    lu-chiaДата: Пн, 11.11.2019, 19:51 | Сообщение # 15
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://u.to/ODS2Fg
    Речь в Мичигане

    «Жизнь — игра со многими правилами, но без рефери. Мы узнаем, как в нее играть, скорее наблюдая ее, нежели справляясь в какой-нибудь книге, включая Священное Писание. Поэтому неудивительно, что столь многие играют нечестно, столь немногие выигрывают, столь многие проигрывают.
    В любом случае, если это место Мичиганский университет, Энн Арбор штат Мичиган, который я помню, то можно с уверенностью предположить, что вы, его выпускники, еще меньше знакомы с Писанием, чем те, кто сидел на этих трибунах, скажем, шестнадцать лет назад, когда я отважился ступить на это поле впервые.
    Когда я вспоминаю моих коллег, когда я сознаю, что творится с университетскими учебными программами по всей стране, когда я отдаю себе отчет в давлении, которое так называемый современный мир оказывает на молодежь, я чувствую ностальгию по тем, кто сидел на ваших стульях десяток или около того лет назад, потому что некоторые из них по крайней мере могли процитировать десять заповедей, а иные даже помнили названия семи смертных грехов. Но как они распорядились этими драгоценными знаниями впоследствии и насколько преуспели в игре, я не имею никакого понятия. Я лишь могу надеяться, что в итоге человек богаче, если он руководствуется правилами и табу, установленными кем-то совершенно неосязаемым, а не только уголовным кодексом.
    Поскольку вам, по всей вероятности, еще рано подводить итоги и поскольку преуспеяние и приличное окружение — то, к чему вы, по-видимому, стремитесь, вам было бы невредно познакомиться с этими заповедями и перечнем грехов. Их в общей сложности семнадцать, и некоторые из них частично совпадают. Конечно, вы можете возразить, что они принадлежат вероучению со значительной традицией насилия. Все же, если говорить о верах, эта представляется наиболее терпимой; она заслуживает вашего рассмотрения хотя бы потому, что породила общество, в котором у вас есть право подвергать сомнению или отрицать ее ценность.
    Но я здесь не для того, чтобы превозносить добродетели какой-либо конкретной веры или философии, и я не получаю удовольствия, как, видимо, многие, от возможности подвергнуть нападкам современную систему образования или вас, ее предполагаемых жертв. Во-первых, я не воспринимаю вас таковыми. Во-вторых, в определенных областях ваши знания неизмеримо выше моих или любого представителя моего поколения.
    • Я рассматриваю вас как группу молодых разумно-эгоистичных душ накануне очень долгого странствия. Я содрогаюсь при мысли о его длине и спрашиваю себя, чем бы я мог быть вам полезен. Знаю ли я нечто о жизни, что могло бы помочь вам или иметь для вас значение, и если я что-то знаю, то есть ли способ передать эту информацию вам?


    Ответ на первый вопрос, я думаю, «да» — не столько потому, что человеку моего возраста положено быть хитрее любого из вас в шахматах существования, сколько потому, что он, по всей вероятности, устал от массы вещей, к которым вы только стремитесь. (Одна эта усталость есть нечто, о чем молодых следует предупредить как о сопутствующей черте и их полного успеха, и их поражения; знание такого рода может усилить удовольствие от первого, а также скрасить последнее.)
    Что касается второго вопроса, я, по правде сказать, в затруднении. Пример вышеупомянутых заповедей может озадачить любого напутствующего оратора, ибо сами десять заповедей были напутственной речью, буквально — заповеданием. Но между поколениями существует прозрачная стена, железный занавес иронии, если угодно, видимая насквозь завеса, не пропускающая почти никакой опыт. В лучшем случае, отдельные советы.
    Поэтому рассматривайте то, что вы сейчас услышите, просто как советы верхушки нескольких айсбергов, если так можно сказать, а не горы Синай. Я не Моисей, вы тоже не ветхозаветные евреи; эти немного беспорядочные наброски, нацарапанные в желтом блокноте где-то в Калифорнии, — не скрижали. Проигнорируйте их, если угодно, подвергните их сомнению, если необходимо, забудьте их, если иначе не можете: в них нет ничего обязательного. Если кое-что из них сейчас или в будущем вам пригодится, я буду рад. Если нет, мой гнев не настигнет вас.
    1. И теперь и в дальнейшем, я думаю, имеет, смысл сосредоточиться на точности вашего языка. Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счетом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои дивиденды. Цель здесь не в том, чтобы способствовать вашему красноречию в спальне или профессиональному успеху — хотя впоследствии возможно и это, — и не в том, чтобы превратить вас в светских умников. Цель в том, чтобы дать вам возможность выразить себя как можно полнее и точнее; одним словом, цель — ваше равновесие. Ибо накопление невыговоренного, невысказанного должным образом может привести к неврозу. С каждым днем в душе человека меняется многое, однако способ выражения часто остается одним и тем же. Способность изъясняться отстает от опыта. Это пагубно влияет на психику.
    • Чувства, оттенки, мысли, восприятия, которые остаются неназванными, непроизнесенными и не довольствуются приблизительностью формулировок, скапливаются внутри индивидуума и могут привести к психологическому взрыву или срыву.


    Чтобы этого избежать, не обязательно превращаться в книжного червя. Надо просто приобрести словарь и читать его каждый день, а иногда — и книги стихов. Словари, однако, имеют, первостепенную важность. Их много вокруг; к некоторым прилагается лупа. Они достаточно дешевы, но даже самые дорогие среди них (снабженные лупой) стоят гораздо меньше, чем один визит к психиатру. Если вы все же соберетесь посетить психиатра, обращайтесь с симптомами словарного алкоголизма.
    2. И теперь и в дальнейшем старайтесь быть добрыми к своим родителям.Если это звучит слишком похоже на «Почитай отца твоего и мать твою», ну что ж. Я лишь хочу сказать: старайтесь не восставать против них, ибо, по всей вероятности, они умрут раньше вас, так что вы можете избавить себя по крайней мере от этого источника вины, если не горя. Если вам необходимо бунтовать, бунтуйте против тех, кто не столь легко раним. Родители — слишком близкая мишень (так же, впрочем, как братья, сестры, жены или мужья); дистанция такова, что вы не можете промахнуться. Бунт против родителей со всеми его я-не-возьму-у-вас-ни-гроша, по существу, чрезвычайно буржуазное дело, потому что оно дает бунтовщику наивысшее удовлетворение, в данном случае, — удовлетворение душевное, даваемое убежденностью. Чем позже вы встанете на этот путь, тем позже вы станете духовным буржуа; т. е. чем дольше вы останетесь скептиком, сомневающимся, интеллектуально неудовлетворенным, тем лучше для вас. С другой стороны, конечно, это мероприятие с не-возьму-ни-гроша имеет практический смысл, поскольку ваши родители, по всей вероятности, завещают все, что они имеют, вам, и удачливый бунтовщик в конце концов получит все состояние целиком — другими словами, бунт — очень эффективная форма сбережения. Хотя процент убыточен; и я бы сказал, ведет к банкротству.

    3. Старайтесь не слишком полагаться на политиков — — не столько потому, что они неумны или бесчестны, как чаще всего бывает, но из-за масштаба их работы, который слишком велик даже для лучших среди них, — на ту или иную политическую партию, доктрину, систему или их прожекты. Они могут в лучшем случае несколько уменьшить социальное зло, но не искоренить его. Каким бы существенным ни было улучшение, с этической точки зрения оно всегда будет пренебрежимо мало, потому что всегда будут те — хотя бы один человек, — кто не получит выгоды от этого улучшения.
    • Мир несовершенен; Золотого века никогда не было и не будет. Единственное, что произойдет с миром, — он станет больше, т. е. многолюдней, не увеличиваясь в размерах.


    Сколь бы справедливо человек, которого вы выбрали, ни обещал поделить пирог, он не увеличится в размерах; порции обязательно станут меньше. В свете этого — или скорее в потемках — вы должны полагаться на собственную домашнюю стряпню, то есть управлять миром самостоятельно — по крайней мере той его частью, которая вам доступна и находится в пределах вашей досягаемости. Однако, осуществляя это, вы также должны приготовиться к горестному осознанию, что даже вашего собственного пирога не хватит; вы должны приготовиться к тому, что вам, по всей вероятности, придется отведать в равной мере и благодарности и разочарования. Здесь самый трудный урок для усвоения — не терять усердия на кухне, ибо, подав этот пирог хотя бы однажды, вы создаете массу ожиданий. Спросите себя, по силам ли вам такая бесперебойная поставка пирогов, или вы больше рассчитываете на политиков? Каков бы ни был исход этого самокопания — может ли мир положиться на вашу выпечку? — начните уже сейчас настаивать на том, чтобы все эти корпорации, банки, школы, лаборатории, или где вы там будете работать, и чьи помещения отапливаются и охраняются полицией круглые сутки, впустили бездомных на ночь, сейчас, когда зима.
    4. Старайтесь не выделяться, старайтесь быть скромными. Уже и сейчас нас слишком много, и очень скоро будет много больше. Это карабканье на место под солнцем обязательно происходит за счет других, которые не станут карабкаться. То, что вам приходится наступать кому-то на ноги, не означает, что вы должны стоять на их плечах. К тому же, все, что вы увидите с этой точки — человеческое море плюс тех, кто подобно вам занял сходную позицию — видную, но при этом очень ненадежную: тех, кого называют богатыми и знаменитыми. Вообще-то, всегда есть что-то неприятное в том, чтобы быть благополучнее тебе подобных, особенно когда этих подобных миллиарды. К этому следует добавить, что богатых и знаменитых в наши дни тоже толпы и что там, наверху, очень тесно. Так что, если вы хотите стать богатыми или знаменитыми или и тем и другим, в добрый час, но не отдавайтесь этому целиком.
    • Жаждать чего-то, что имеет кто-то другой, означает утрату собственной уникальности; с другой стороны, это, конечно, стимулирует массовое производство. Но, поскольку вы проживаете жизнь единожды, было бы разумно избегать наиболее очевидных клише, включая подарочные издания.


    Сознание собственной исключительности, имейте в виду, также подрывает вашу уникальность, не говоря о том, что оно сужает ваше чувство реальности до уже достигнутого. Толкаться среди тех, кто, учитывая их доход и внешность, представляет — по крайней мере теоретически — неограниченный потенциал, много лучше членства в любом клубе. Старайтесь быть больше похожими на них, чем на тех, кто на них не похож; старайтесь носить серое. Мимикрия есть защита индивидуальности, а не отказ от нее.
    Я посоветовал бы вам также говорить потише, но, боюсь, вы сочтете, что я зашел слишком далеко. Однако помните, что рядом с вам и всегда кто-то есть: ближний. Никто не просит вас любить его, но старайтесь не слишком его беспокоить и не делать ему больно; старайтесь наступать ему на ноги осторожно; и, если случится, что вы пожелаете его жену, помните по крайней мере, что это свидетельствует о недостатке вашего воображения, вашем неверии в безграничные возможности жизни или незнании их. На худой конец, постарайтесь вспомнить, из какого далека — от звезд, из глубин вселенной, возможно, с ее противоположного конца — пришла просьба не делать этого, равно как и идея возлюбить ближнего как самого себя. По-видимому, звезды знают больше о силе тяготения, а также и об одиночестве, чем вы; ибо они — глаза желания.
    5. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Из всех частей тела наиболее бдительно следите за вашим указательным пальцем, ибо он жаждет обличать. Указующий перст есть признак жертвы — в противоположность поднятым в знаке Victoria среднему и указательному пальцам, он является синонимом капитуляции. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т. д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить; можно даже утверждать, что жаждущий обличения перст мечется так неистово, потому что эта решимость не была достаточно твердой. В конце концов, статус жертвы не лишен своей привлекательности. Он вызывает сочувствие, наделяет отличием, и целые страны и континенты нежатся в сумраке ментальных скидок, преподносимых как сознание жертвы.
    Существует целая культура жертвы, простирающаяся от личных адвокатов до международных займов. Невзирая на заявленную цель этой системы, чистый результат ее деятельности — заведомое снижение ожиданий, когда жалкое преимущество воспринимается или провозглашается крупным достижением. Конечно, это терапевтично и, учитывая скудость мировых ресурсов, возможно, даже гигиенично, так что за неимением лучшего материала можно удовольствоваться таким — но старайтесь этому сопротивляться. Какой бы исчерпывающей и неопровержимой ни была очевидность вашего проигрыша, отрицайте его, покуда ваш рассудок при вас, покуда ваши губы могут произносить «нет».
    • Вообще, старайтесь уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Они составляют часть игры, и хорошо в них то, что они не являются обманом. Всякий раз, когда вы в отчаянии или на грани отчаяния, когда у вас неприятности или затруднения, помните: это жизнь говорит с вами на единственном хорошо ей известном языке.


    Иными словами, старайтесь быть немного мазохистами: без привкуса мазохизма смысл жизни неполон. Если это вам как-то поможет, старайтесь помнить, что человеческое достоинство — понятие абсолютное, а не разменное; что оно несовместимо с особыми просьбами, что оно держится на отрицании очевидного. Если вы найдете этот довод несколько опрометчивым, подумайте, по крайней мере, что, считая себя жертвой, вы лишь увеличиваете вакуум безответственности, который так любят заполнять демоны и демагоги, ибо парализованная воля — не радость для ангелов.
    6. Мир, в который вы собираетесь вступить, не имеет хорошей репутации. Он лучше с географической, нежели с исторической точки зрения; он все еще гораздо привлекательней визуально, нежели социально. Это не милое местечко, как вы вскоре обнаружите, и я сомневаюсь, что оно станет намного приятнее к тому времени, когда вы его покинете. Однако это единственный мир, имеющийся в наличии: альтернативы не существует, а если бы она и существовала, то нет гарантии, что она была бы намного лучше этой. Там, снаружи — джунгли, а также пустыня, скользкий склон, болото и т. д. — буквально — но, что хуже, и метафорически. Однако, как сказал Роберт Фрост: «Лучший выход — всегда насквозь». И еще он сказал, правда, в другом стихотворении, что «жить в обществе значит прощать». Несколькими замечаниями как раз об этом деле прохождения насквозь я хотел бы закончить.
    Старайтесь не обращать внимания на тех, кто попытается сделать вашу жизнь несчастной. Таких будет много — как в официальной должности, так и самоназначенных. Терпите их, если вы не можете их избежать, но как только вы избавитесь от них, забудьте о них немедленно. Прежде всего старайтесь не рассказывать историй о несправедливом обращении, которое вы от них претерпели; избегайте этого, сколь бы сочувственной ни была ваша аудитория. Россказни такого рода продлевают существование ваших противников: весьма вероятно, они рассчитывают на то, что вы словоохотливы и сообщите о вашем опыте другим. Сам по себе ни один индивидуум не стоит упражнения в несправедливости (или даже в справедливости). Отношение один к одному не оправдывает усилия: ценно только эхо. Это главный принцип любого притеснителя, спонсируется ли он государством, или руководствуется собственным я. Поэтому гоните или глушите эхо, не позволяйте событию, каким бы неприятным или значительным оно ни было, занимать больше времени, чем ему потребовалось, чтобы произойти.
    • То, что делают ваши неприятели, приобретает свое значение или важность оттого, как вы на это реагируете. Поэтому промчитесь сквозь или мимо них, как если бы они были желтым, а не красным светом.


    Не задерживайтесь на них мысленно или вербально; не гордитесь тем, что вы простили или забыли их, — на худой конец, первым делом забудьте. Так вы избавите клетки вашего мозга от бесполезного возбуждения; так, возможно, вы даже можете спасти этих тупиц от самих себя, ибо перспектива быть забытым короче перспективы быть прощенным. Переключите канал: вы не можете прекратить вещание этой сети, но в ваших силах, по крайней мере, уменьшить ее рейтинг. Это решение вряд ли понравится ангелам, но оно непременно нанесет удар по демонам, а в данный момент это самое важное.
    Здесь мне лучше остановиться. Я буду рад, если вы сочтете то, что я сказал, полезным. Если нет, это покажет, что вы подготовлены к будущему гораздо лучше, чем можно было бы ожидать от людей вашего возраста. Что, я полагаю, также является основанием для радости — не для опасений. В любом случае — хорошо вы подготовлены или нет — я желаю вам удачи, потому что и так впереди у вас не праздники, и вам понадобится удача. Однако, я думаю, вы справитесь.
    Я не цыганка; я не могу предсказать ваше будущее, но невооруженным глазом видно, что в вашу пользу говорит многое. Во-первых, вы родились, что само по себе половина дела, и вы живете в демократии — этом доме на полдороге между кошмаром и утопией — которая чинит меньше препятствий на пути индивидуума, чем ее альтернативы.
    • Наконец, вы получили образование в Мичиганском университете, лучшем, на мой взгляд, университете страны, хотя бы потому, что шестнадцать лет назад он предоставил крайне необходимую возможность самому ленивому человеку на земле, который к тому же практически не говорил по-английски — вашему покорному слуге.


    Я преподавал здесь лет восемь; язык, на котором я сегодня обращаюсь к вам, я выучил здесь; некоторые из моих бывших коллег все еще служат, другие на пенсии, а третьи спят вечным сном в земле Энн Арбора, по которой теперь ходите вы. Ясно, что это место имеет для меня чрезвычайную сентиментальную ценность; и столь же много оно будет значить лет через десять для вас. До этой степени я могу предсказать ваше будущее; в этом отношении я знаю, что вы не пропадете или, точнее, вас ждет успех. Ибо ощущение теплой волны, накатывающей на вас лет через десять при упоминании этого города, будет означать — неважно, повезло вам или нет, — что как человеческие существа вы состоялись. Именно такого рода успеха в будущем я и желаю вам прежде всего. Остальное зависит от удачи и имеет меньшее значение.
     
    lu-chiaДата: Чт, 14.11.2019, 18:58 | Сообщение # 16
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://u.to/rz27Fg

      ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЭЗИИ
    /Памяти Фредерико Гарсиа Лорки/
    /Существует своего рода легенда,что перед расстрелом
    он увидел, как над головой солдат поднимается солнце
    И тогда он произнес:
    - И все-таки восходит солнце....
    Возможно,это было началом стихотворения/

    Запомнить пейзажи
    за окнами в комнатах женщин,
    за окнами в квартирах родственников,
    за окнами в кабинетах сотрудников.
    Запомнить пейзажи
    за могилами единоверцев .
    Запомнить
    как медленно опускается снег,
    когда нас призывают к любви.
    Запомнить небо,
    лежащее на мокром асфальте,
    когда напоминают о любви к ближнему.
    Запомнить
    как сползают по стеклу мутные потоки дождя,
    искажая пропорции зданий,
    когда нам объясняют, что мы должны делать.
    Запомнить
    как над бесприютной землей
    простирает последние прямые руки
    крест.
    Лунной ночью
    запомнить длинную тень,
    отброшенную деревом или человеком.
    Лунной ночью
    запомнить тяжелые речные волны
    блестящие, словно складки поношенных брюк.
    А на рассвете
    запомнить дорогу,
    с которой сворачивают конвоиры.
    Запомнить
    как восходит солнце
    над чужими затылками конвоиров.
     
    lu-chiaДата: Пн, 30.12.2019, 21:28 | Сообщение # 17
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://u.to/ndYbFw
    В рождество все немного волхвы

    В Рождество все немного волхвы.
    В продовольственных слякоть и давка.
    Из-за банки кофейной халвы
    производит осаду прилавка
    грудой свертков навьюченный люд:
    каждый сам себе царь и верблюд.
    Сетки, сумки, авоськи, кульки,
    шапки, галстуки, сбитые набок.
    Запах водки, хвои и трески,
    мандаринов, корицы и яблок.
    Хаос лиц, и не видно тропы
    в Вифлеем из-за снежной крупы.
    И разносчики скромных даров
    в транспорт прыгают, ломятся в двери,
    исчезают в провалах дворов,
    даже зная, что пусто в пещере:
    ни животных, ни яслей, ни Той,
    над Которою – нимб золотой.
    Пустота. Но при мысли о ней
    видишь вдруг как бы свет ниоткуда.
    Знал бы Ирод, что чем он сильней,
    тем верней, неизбежнее чудо.
    Постоянство такого родства –
    основной механизм Рождества.
    То и празднуют нынче везде,
    что Его приближенье, сдвигая
    все столы. Не потребность в звезде
    пусть еще, но уж воля благая
    в человеках видна издали,
    и костры пастухи разожгли.
    Валит снег; не дымят, но трубят
    трубы кровель. Все лица, как пятна.
    Ирод пьет. Бабы прячут ребят.
    Кто грядет – никому непонятно:
    мы не знаем примет, и сердца
    могут вдруг не признать пришлеца.
    Но, когда на дверном сквозняке
    из тумана ночного густого
    возникает фигура в платке,
    и Младенца, и Духа Святого
    ощущаешь в себе без стыда;
    смотришь в небо и видишь – звезда.
     
    lu-chiaДата: Чт, 02.01.2020, 18:27 | Сообщение # 18
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7526
     
    lu-chiaДата: Пн, 13.01.2020, 19:26 | Сообщение # 19
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://rustih.ru/iosif-brodskij-ne-vyxodi-iz-komnaty/
     
    lu-chiaДата: Пт, 17.01.2020, 17:00 | Сообщение # 20
    Группа: wing
    Сообщений: 26547
    Статус: Offline
    https://u.to/9aJAFw
    Набережная неисцелимых

    https://u.to/TqxAFw
    https://felisata.livejournal.com/8840512.html
     
    Ракурсы » Миры земные » Крылья » Я не способен к жизни в других широтах (И.А. Бродский)
    • Страница 1 из 2
    • 1
    • 2
    • »
    Поиск:


    Copyright MyCorp © 2020
    Бесплатный хостинг uCoz


    Для добавления необходима авторизация